0
886
Газета Поэзия Печатная версия

19.08.2020 20:30:00

Паническое бегство электронов

Стихи про то, что окраина стремится стать центром, но центр стоит горой

Тэги: поэзия, философия, юмор, атомы, наука, людоеды, человечество


Чуден Днепр…  Архип Куинджи. Лунная ночь на Днепре. 1880. Русский музей

Чуден Днепр

Чуден Днепр

Когда не делит свои берега

На левый и правый

Чуден Днепр, когда

Редкая пуля долетит

До его золотой середины

Чуден Днепр при тихой погоде

Когда не льет свои воды

На мельницу нечестивых

Чуден Днепр

И блажен муж

Иже не делит

На левое и правое

Свою величавую ширину


Семейная хроника

Глава семьи хорошо зарабатывает

каждый взрослый член семьи

что-то зарабатывает

кто-то больше

кто-то меньше

и каждый еще за что-то платит

хотя и старается от этого уклониться

Вечерами семья вся в сборе

за столом переговоров

каждый рассказывает

сколько он заработал

и сколько потратил

это все точные расчеты и просчеты

потом идут предположения и догадки

сколько зарабатывают соседи

в том числе уехавшие зарабатывать

в другие страны

сколько зарабатывают бывшие

хорошие знакомые –

некоторые гораздо больше

к ним уже нельзя пойти в гости

некоторые гораздо меньше

к ним в гости ходить уже не стоит

а с теми кто зарабатывает столько же

в общем-то говорить не о чем

и в заключении все вспоминают за чаем

о незапамятных временах когда

«гости съезжались на дачу»


Cон атома

Атом яростно спит на краю своего микромира

Его укачали плюсы и минусы

Ему снится

Паническое бегство электронов

Так похожее на утечку мозгов

Ему страшно

Словно он теряет свой атомный вес

Словно он терпит поражение

В соревнованиях по толканию ядра

Ему снится

Что он замурован в янтарной смоле вселенной

Как пчела не дающая меда

Снится кошмар восстания критической массы

Стремящейся уничтожить вокруг себя

любую личность

Снится испуганная чистая атомная бомба

Сброшенная атомом водорода

На побледневшую таблицу Менделеева


Два

Два два –

Эта вычурно закрученная арабская цифра два

Словно получивший поддержку

вопросительный знак

Пришедший на смену римским

восклицательным знакам

Это магическое число два

Два глаза чтобы ничего не видеть

Два уха чтобы ничего не слышать

Дважды два так и не равное четырем

Оно было таковым и до нашей эры

Оно таковым и осталось в двадцатом веке

Оно уповало на двадцать первый век

Но это чрезмерное упование осталось тщетным

Его не спасает ни второе лицо ни второе я

Как бы ни держались друг за друга

Его две единственные единицы

Оно никогда не станет даже числом три

Как бы оно ни мечтало держать на себе землю

Оно делает вид что его не касаются большие числа

Когда ноли его обходят стороною


Волчок истории

Одни сплотились в центре круга

Другие отброшены на окраину

Города страны материка

Последние ближе к морю

Движение вызывают крайние

Они вращают круг истории

Ибо центр устремлен к неподвижности

Но именно он делает вид

Будто он управляет вращением

Сменой эпох и бегом часовой стрелки

Окраина стремится стать центром

Но центр стоит горой

За свою неподвижность

Он делает вид что выбирает с окраин

Лучшие силы для вращения хода истории

Возникает иллюзия равновесия масс

Тяжелых богатых и ценных в центре

Их мало да иное почти невозможно

И легких бедных подвижных

Их много и потому так велик выбор

Так устроены атомы звезды и государства

И время от времени бесконечно малые

Сбрасывают со своих плеч гору

бесконечно больших

И продолжают творить произвол истории

В виде новой крутой горы или впадины и воронки


Положения

Звездный кокон вокруг меня

Неужели я вылуплюсь бабочкой черной

И сольюсь с темным небом

Которое уже за звездами

Солнечный свет вокруг меня

Я прячусь от него в синем воздухе

Когда-нибудь его переполнит мое дыхание

И ничто меня уже не защитит от света

Синее море вокруг меня

Море прячет меня от чужого глаза

Но когда-нибудь меня выбросит на сушу

И люди добрые спасут меня обратно


Плач горбуна

Я горбун

меня пригнула к себе земля

чтобы я не задевал головой солнце

горы кланяются мне

когда я прохожу мимо

но оттого моя ноша не легче

земля дрожит под ногами

когда я иду по равнине

но я не могу сбросить мой горб

в нем все мое грядущее счастье

которого я никогда не увижу

и я жду когда из него

вырастет дерево шелковица

и в его ветвях совьет свой кокон

шелковичный червь

из чьих шелковых нитей

можно будет соткать

паруса как у каравелл Колумба

и они под звездным ветром

унесут меня в небо

ибо все на земле уже

открыто и разграблено

унесут за серебром дикарей луны

за золотом дикарей солнца


Современное человечество

Современное человечество –

Это все что нам досталось

В наследство от людоедов.

Стоит ли удивляться –

Куда подевались

Лучшие люди


Незримые войны

Кто знает, какие кровавые войны

ведут бескровные вирусы с микробами,

как один безликий вид

поглощает другой безликий вид,

не теряя и не обретая вида,

но как они без глаз и ушей

определяют безошибочно

образ врага,

не имеющего ни глаз, ни ушей,

как они побеждают,

не имея рта, чтобы прокричать ура,

они не погибают,

а только переходят из одного чрева в другое,

накапливая ужас для победы

уже над нами,

настроившими свои умы, глаза и уши

на поиск чуткого и зрячего

ужасного и необходимого

образа врага,

но по нашему собственному

образу и подобию.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Другие новости

Загрузка...