0
1249
Газета Поэзия Печатная версия

14.07.2021 20:30:00

Вам письмо!

Трение поэта о действительность всегда небезболезненно

Тэги: поэзия, лирика, белла ахмадулина, кино, петр мамонов


Ольга Адрова. Не Грубое
Сердце. – М.: Крафт+,
2021. – 162 с.
Есть хорошие книги, написанные для всех, а есть – для тебя. О встрече с ними заранее не узнаешь. Но среди бесчисленных полок огромного магазина вдруг обнаруживается личное послание. Таким стала для меня небольшая книжка Ольги Адровой «Не Грубое Сердце», состоящая из стихов и коротких заметок. Для меня она – сюрприз. Однако главным в ней является именно неслучайность. Когда опечатки, смысловые пробелы, несогласие с автором в ряде случаев и то, кстати, что его имя ты видишь впервые, не в состоянии перебить совершенно ясного ощущения – человек этот уже занимает свое место. И в литературе, и в твоей читательской судьбе. Текст книги дополнен фотографиями, рисунками, факсимиле стихотворений… Они усиливают эффект авторского присутствия и добавляют новые, порой неожиданные грани к впечатлению от прочитанного.

Первый, самый большой по объему, цикл стихотворений начинается с двадцати трех, посвященных памяти Анны Саед-Шах – замечательного поэта, прозаика, человека, которого я тоже знал и не могу сказать, что любил, так как данный глагол в прошедшем времени не употребляется.

Тихий, тихий, тихий снег

За окном кружит.

Тихий, тихий человек

У окна лежит.

Только тень от фонаря

Дремлет на снегу.

Так кончается земля.

Больше не могу.

В этих, как правило, очень коротких стихах видна не только боль конкретной потери, но и авторское видение (случается – невидение) своего места в мире, роли творческого человека в современной России.

Дальше трение поэта о действительность будет столь же небезболезненным: «Время нас переедет/ В плацкартном вагоне,/ Но мы будем стоять/ У себя на перроне». Или: «Сколько хочешь зачерпнешь/ Белого пломбира./ Соли много не возьмешь –/ Только то, что было».

Это же касается взаимоотношений с творческой средой. Типовые ощущения собственной уникальности автора не обошли: «Прыгнем зайцем, наугад,/ Волку не достанемся./ Только мы с тобою, брат,/ В том лесу осталися». Равно как и попытки предугадать результат творческого процесса, собственного или общего: «Мы глядели, как бомж на витрину,/ На обложек стальную кайму./ Мы успеем издать середину,/ А финал не издать никому».

Второй цикл составили стихи-посвящения Ахмадуллиной: «Доля поэта всегда красива –/ Невыносима. Не выносима». Мамонову: «Покуда говоришь/ На русском языке,/ То жизнь твоя висит/ На тонком волоске». И другим людям, как очень знаменитым, так и близким, вероятно, больше автору, чем аудитории.

В третий цикл вошли стихи-песни.

Как тесен грех,

Как небеса покаты.

Нам эта жизнь давно

не по плечу.

И только раем будем

мы богаты

И не зажжем венчальную свечу.

Не уходи из рая…

Завершается «Не Грубое Сердце» разделом избранной публицистики, где Адрова рассказывает о Викторе Цое, Алексее Лосеве и других. Изрядная часть раздела посвящена рок-музыканту, поэту, актеру Петру Мамонову. И здесь, как это обычно бывает, наблюдения и размышления автора об интересных людях, явлениях вызывает у читателя ответные мысли…

Те, например, что становление талантливого актера Мамонова как верующего человека стало главной причиной того, что в фильме «Остров», где он играет главную роль, присутствует нечто большее, чем профессиональное воплощение удачного замысла. Благодаря этому картина вошла в число лучших лент отечественного кинематографа на «религиозную» тему. Не только сценарий, игра актеров, но и музыка, нарочито сдержанная цветовая палитра… Словом, все в ней подчинено главному – размышлению о пути человека к Богу.

Одной из самых удачных метафор «Острова» является баржа с углем, которая в результате трагического происшествия, и в том числе страшного греха братоубийства, становится источником тепла для целого монастыря на многие годы. И тот, кто этот поступок совершил (а потом оказывается невиновным и прощенным), день за днем, год за годом таскает этот уголь в монастырскую котельную. Проживаемое, переживаемое, изживаемое падение как основа добродетели.

…Чем еще хороши подобные книги-письма, что здесь неуместны обычные страдания по поводу малости тиражей. Действительно, если «Не Грубое Сердце» О. Адровой предназначено персонально мне, то зачем еще аж 174 экземпляра?


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Другие новости

Загрузка...