0
2178
Газета Политика Печатная версия

10.04.2009 00:00:00

Россию защитят штрафные батальоны

Виктор Литовкин

Об авторе: Виктор Николаевич Литовкин - заместитель ответственного редактора "НВО".

Тэги: россия, армия, генштаб


Армия всех стрижет под одну гребенку.
Фото автора

Весенняя призывная кампания, едва начавшись, принесла первый громкий скандал. Как и предполагали правозащитники и активисты союзов солдатских матерей, для выполнения плана рекордного призыва, а это 305 560 человек, Генеральный штаб готов поставить в строй парней, прошедших через СИЗО и получивших судимость. Их будет не десять–двадцать человек. А 105 тысяч. Практически треть от призывного контингента.

Начальник Управления призыва Главного организационно-мобилизационного управления Генерального штаба генерал-майор Евгений Бурдинский на встрече с журналистами заявил, что из количества молодых людей с погашенной судимостью, то есть с истеченным сроком исполнения приговора, «можно фактически полностью выполнить нынешний призыв». Не знаю, сознательно или нет, но генерал раскрыл цифры, которые до сих пор широкой общественности не были известны. Оказывается, в России среди молодежи от 18 до 27 лет более 300 тысяч тех, кто по приговору суда уже отбыл условные сроки судимости. А сколько их среди того миллиона, кто, по официальным данным, сегодня находится под охраной в тюрьмах, колониях и спецпоселениях, продолжает оставаться загадкой.

Тем не менее из слов генерала Бурдинского получается, что нынешний весенний призыв, как когда-то в годы Великой Отечественной, создаст в российской армии целые батальоны штрафников. Правда, сейчас их, видимо, не предполагается бросать под пулеметы и автоматы на прорыв хорошо укрепленной обороны врага, чтобы кровью искупить свою вину перед Родиной. Но то, что в одной казарме, в одном строю будут служить люди, прошедшие «школу выживания» в камерах временного задержания милиции, затем в СИЗО и на судебных процессах, и те, кто кроме киношных ужастиков, дискотечных разборок и ссор с подружками и родителями никакой другой темной стороны жизни не знал, конечно же, вызывает неприятные предчувствия.

В Вооруженных силах, других войсках и воинских формированиях и так, мягко говоря, не очень здорово с воинской дисциплиной и правопорядком. В минувшем году там зарегистрировано 20 425 преступлений. Только в армии и на флоте 18 326. Из-за различных причин, но только не в бою, погиб 471 человек. Уже в этом году (официальные данные за январь и февраль) зафиксировано 1938 преступлений и происшествий. Погибли 62 человека. Почти половина из них (29 случаев) – самоубийства. Что стало поводом для этого, сухая статистика не сообщает. Но, не исключено, и нездоровые отношения в воинских коллективах.

Не надо быть большим провидцем, чтобы предположить, что призыв в войска 100 тысяч парней, пусть и с погашенной судимостью, вряд ли улучшит эту статистику. Даже несмотря на то, что генерал-майор Евгений Бурдинский пообещал: «Мы не будем призывать тех, кто склонен к воровству, участвовал в драке, совершил убийство».

Понятно, что убийц с погашенной судимостью обнаружить среди призывников не проблема. Но как найти среди призывников парней, отсидевших месяц-другой, а то и больше, в СИЗО и прошедших через суд, но не участвовавших в драках, – это вопрос. А скинхеды и прочие националистически настроенные отморозки, получившие условный срок за поджоги торговых палаток, разгром стихийных рынков представителей «нерусских народностей», футбольные хулиганы – они что, вне подозрений? Как на призывной комиссии будут отделять «черненьких от беленьких», никто сегодня сказать не может. Да и не станет говорить. 300 с лишним тысяч поставить в строй – это задачка не для разборчивых. Скорее для массовиков-незатейников.

При этом надо иметь в виду, что по состоянию здоровья и по психофизическим показателям годными к воинской службе признаются только 67,9% призывников. 24,4% – ограниченно годными. Временно негодными – 6,5%. И абсолютно негодными – 1,2% молодых людей. А половине из тех, кто признается годным, нельзя доверять оружие, так как у врачей есть сомнение в их психической адекватности в критической ситуации. Можно представить, какой коктейль соберется завтра в казарме, приправленный новым, хоть и бывшим, но криминальным контингентом. Особенно в то время, когда офицерам не до «драгоценного личного состава» – они сегодня озабочены решением собственной судьбы в ходе «придания нового, перспективного облика Вооруженным силам». И это при том, что из войск увольняют прапорщиков, а профессиональных сержантов еще не набрали, не обучили, и бюджет на их подготовку уже срезали в четыре раза┘

Почему все это происходит с нашей армией, объяснять, думается, не надо. Почти двадцать лет идет разговор о создании профессиональных вооруженных сил. Правительство даже выпустило две федеральные целевые программы. О переводе частей постоянной боевой готовности на максимально контрактный принцип комплектования и о замене всего плавсостава ВМФ контрактниками и создании профессионального сержантского корпуса. Но денег на эти цели при огромных золотовалютных резервах (на 3 апреля 385 млрд. долл. – В.Л.) отпускается столько, что ни достойного денежного содержания, ни нормального жилья для военных профессионалов обеспечить невозможно. Сознательно создается ситуация, когда люди не хотят идти в контрактники. И теперь мы дошли до того, что армия вынуждена опираться на бывших уголовников.

Ничего позитивного от такой государственной «заботы» в войсках ждать нельзя.


Читайте также


Другие новости

Загрузка...