0
2852
Газета Политика Печатная версия

05.08.2020 20:33:00

Судам запретили назначать унизительные компенсации

Институт возмещения вреда все еще остается вне законодательного регулирования

Тэги: суд, правосудие, законодательство, компенсация, возмещение ущерба


Графика pixabay.com

Верховный суд (ВС) запретил обосновывать размер компенсаций общими фразами. Судьям теперь предстоит исследовать, как изменилась жизнь граждан после нанесенного им вреда, и доказывать, что назначаемых сумм хватит, чтобы покрыть ущерб. Эксперты «НГ» считают, что при этом люди в мантиях должны руководствоваться универсальными критериями, а не личным мнением.

Пьяный полицейский случайно застрелил человека, у которого остались пожилая мать и дочь-сирота. Судам пришлось оценивать моральный вред от потери близкого. Несмотря на то что родственники требовали 4 млн руб., две инстанции без пояснений присудили им 150 тыс. Как утверждают эксперты, суды определяют размеры компенсаций по собственному усмотрению, недооценивая страдания граждан. Согласно данным судебного департамента при ВС, смерть человека в среднем оценивается в 111 тыс. руб. И хотя в мотивировочной части служители Фемиды должны указывать, на какие данные и факты они опирались, назначая ту или иную сумму, этого не делается. Бремя доказательства ущерба ложится на плечи самих пострадавших.

В одном из своих последних решений ВС обязал суды «человечней» подходить к назначению компенсаций и индивидуализировать каждый случай: «Нельзя ограничиваться общими фразами, решения должны быть обоснованными, каждое решение должно быть обоснованным». Судьям предписано исследовать все существенные факты, не ограничиваясь формальными условиями применения норм. К примеру, им нужно анализировать, как изменилась жизнь пострадавшего после трагедии, смотреть на изменение состояния здоровья, состава семьи, изучать степень привязанности к умершему. А еще обосновать, почему назначенных выплат хватит для компенсации нравственных страданий. «Выводы должны быть не общими и абстрактными, а убедительными и точными», – подытожил ВС.

Эксперты рекомендовали Верховному суду выработать более четкие рекомендации по определению размера компенсаций морального вреда с учетом размеров, принятых в практике Европейского суда по правам человека. Как рассказал «НГ» член Ассоциации юристов России (АЮР) Карен Погосов, сейчас размер компенсаций определяется судом исходя из требований потерпевшей стороны и обстоятельств конкретного дела. Но эта процедура – одна из наименее регламентированных: «Законодательством не установлены минимальные и максимальные размеры подобных выплат, а также не отрегулированы механизмы их расчета». В последнее время судьи стали учитывать стремление сторон урегулировать спор в досудебном порядке, и, если истец отказывается идти на мировую, ему скорее всего назначат минимальный размер морального вреда. По словам Погосова, суды прислушаются к позиции ВС, но «понимание размера компенсации и выводы людей в мантиях будут субъективными».

Адвокат Владимир Постанюк согласен, что позиция ВС должна быть услышана нижестоящими инстанциями, в противном случае их решения могут быть отменены. Вместе с тем он указал, что присуждаемые суммы определяются судьями исходя из собственного видения, «и при отсутствии единой методики определения размера компенсации морального вреда, даже применяя индивидуальный подход, разные судьи при одинаковых обстоятельствах могут присудить совершенно разные суммы».

Как считает адвокат, партнер международного центра защиты прав Globallaw Илья Красилов, суды склонны занижать размеры компенсации, игнорируя экономическую ситуацию в стране и уровень жизни граждан. Как правило, такие взыскания не превышают 1 млн. ЕСПЧ назначает более серьезные размеры компенсаций, отметил собеседник «НГ»: в «деле Александра Незбудеева против РФ», погибшего по вине сотрудников полиции, Страсбург присудил его матери 60 тыс. евро, то есть более 5 млн руб.

Как сообщил «НГ» партнер юрфирмы СМБ Консалт Максим Плетнев, число россиян, погибших или получивших увечья не по своей вине, существенно: счет идет на десятки тысяч человек. Судьи зачастую не принимают решения о существенных выплатах и из-за «внутренних страхов»: «Удовлетворенные суммы морального вреда необходимо обосновывать, но как это сделать, чтобы устроило всех, судьям никто не рассказал, критериев оценки не выработал». Наличие объективных сложностей с повсеместным занижением моральных компенсаций подтвердил «НГ» советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ Нвер Гаспарян: «Чаще всего они объясняются низким материальным положением ответчиков и нежеланием судов взыскивать заведомо неисполнимые суммы». Еще в начале 2019 года Минюст предложил установить законом минимальный размер возмещения морального вреда, но с тех пор об этой инициативе ничего не слышно.

Как считает партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Станислав Данилов, ВС всего лишь ограничился тем, «что нижестоящим судам надо подробно обосновывать свои выводы о присуждении того или иного размера компенсации морального вреда». Однако подобное требование всегда содержалось в Гражданско-процессуальном кодексе. «Но судам традиционно очень тяжело оценивать такие субъективные категории, как нравственные страдания кого-либо, поскольку нет ни эксперта, ни объективных свидетельств, по которым можно сделать расчет, насколько человек действительно испытывает страдания. Справедливо, что одно и то же трагическое последствие причинит разную степень страдания двум разным людям, так как они по-разному будут переживать ту или иную жизненную потерю», – пояснил «НГ» эксперт. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Другие новости

Загрузка...