0
1374
Газета Политика Печатная версия

27.09.2020 20:26:00

Зорькина протестируют "делом Галяминой"

Статью 212.1 УК опять применяют без оглядки на указания Конституционного суда

Тэги: митинги, ук, юлия галямина, конституция, поправки, плебесцит


Будущая подсудимая по дадинской статье УК (в центре) надеется на своих адвокатов. Фото со страницы Юлии Галяминой в Facebook

Столичный муниципальный депутат Юлия Галямина через пару недель может стать пятым фигурантом ст. 212.1 Уголовного кодекса (УК) о неоднократном нарушении установленного порядка организации либо проведения митингов. Конституционный суд (КС) уже дважды запрещал автоматически применять эту статью. «Дело Галяминой» показывает, что данные указания, то есть прямую конституционную норму, власти игнорируют. Если это дело в итоге поступит в КС, то оно может стать для него тестом на авторитет.

Галямина летом этого года была одним из организаторов кампании «Нет!» против поправок к Конституции и общероссийского голосования. Уже после плебисцита несогласные организовали сбор подписей граждан под соответствующим иском в Верховный суд (ВС). Суд в результате этот иск не принял по формальным поводам, сейчас это решение находится на стадии обжалования.

Исполнительный директор «Открытой России» Андрей Пивоваров, судя по всему, именно за этот иск сейчас и отбывает аресты, которые возобновляются для него при выходе из-под очередного срока. Похоже, на него нарабатывается показательное досье для привлечения к уголовной ответственности по все той же ст. 212.1 УК. «Дело Галяминой», по сообщениям ее адвоката Марии Эйсмонт, при передаче в суд составило 16 томов.

Напомним, что данная статья УК называется дадинской в честь ее первого фигуранта – оппозиционного активиста Ильдара Дадина, который в 2015 году первым получил три года за неоднократное нарушение закона о митингах. Отсидел он только год с небольшим, потому что КС распорядился пересмотреть его дело, что и поспешил исполнить ВС. При этом КС отказался признать ст. 212.1 антиконституционной, но указал законодателям, что в ней надо изменить. Прежде всего надо было прописать, что уголовная ответственность после череды административных дел может наступать лишь в том случае, если действия митингующего повлекли за собой вред гражданам, общественной безопасности или конституционно охраняемым ценностям. То есть никакого арифметического подсчета протоколов – более трех в течение полугода, пояснил КС, а только твердые доказательства нанесенного вреда или явной угрозы такового.

Правительство и Госдума поправки, продиктованные КС, принимать не стали, было решено, что суды их воспримут и так. Но этого не произошло в случае с оппозиционером Константином Котовым, осужденным по итогам московских протестов 2019 года. На днях Котов проиграл кассационную жалобу – срок, установленный ему приговором, снижен, но не отменен. А ведь именно по «делу Котова» КС беспрецедентно вмешался в практику правоприменения, напомнив о безусловности своих выводов по осуждению Дадина, но, как видим, в ответ получил лишь игнорирование. Кстати, указания КС, которые по закону являются окончательными и не подлежащими обжалованию, не были восприняты ни в «деле активиста Андрея Боровикова» – второй приговор по ст. 212.1, 400 часов обязательных работ, ни в разбирательствах с Вячеславом Егоровым – четвертым фигурантом этой статьи, который пока находится под следствием.

В «деле Галяминой», как настаивает Эйсмонт, правоохранители не только написали везде, где возможно, что действия подозреваемой представляли или могли представлять угрозу для граждан и всего общества, не уточнив, в чем она заключается, но и при этом было и проигнорировано положение самой ст. 212.1 о трех административках за 180 дней. Причем, заявила адвокат, при любой интерпретации этой нормы. Поэтому следствию уже направлено ходатайство о прекращении дела в связи с отсутствием состава преступления. Однако Следственный комитет заявляет, что вина Галяминой установлена, ее действия носили умышленный характер и имели целью «неоднократное пренебрежение нормами административного законодательства». Между тем именно о запрете формального подхода КС дважды и высказался в своих постановлениях.

Таким образом, «дело Галяминой», как представляется, имеет все признаки политического процесса. Однако его последствия для внутренней политики могут оказаться даже более значимыми, чем посадка еще одного оппозиционера. Дело в том, что или адвокаты Галяминой, или общественность, как это было в истории с Котовым, скорее всего в очередной раз обратятся в КС. И для того, а точнее, для председателя КС Валерия Зорькина это станет своего рода тестом на авторитет. Напомним, что после изменения Конституции КС превратился в полноценный приводной ремень президентской власти. И если решения такого серьезного органа по-прежнему будут демонстративно игнорироваться, то в Кремле может сформироваться положительный ответ на вопрос, а не поставить ли главой суда какого-нибудь более «тяжеловесного» юриста.  


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Другие новости

Загрузка...