0
1
Газета Политика Интернет-версия

02.10.2020 16:33:00

Сергей Лисовский рассказал за что его невзлюбили творцы

Тэги: лисовский, совет федерации, реклама, телевидение, экономика, бизнес, сельское хозяйство


Предприниматель и парламентарий Сергей Лисовский ушел из Совета Федерации, так как закончился срок его полномочий. Он известен, не только как парламентарий. До Совета Федерации он занимался рекламой на телевидении, став пионером в этой отрасли и по сути изменив вещательную сетку. А за 16 лет своей деятельности в парламенте, Лисовский успел реализовать много значимых законопроектов, в частности закон о развитии сельского хозяйства. О своей работе в рекламе, телевидение и в Совете Федерации бывший сенатор рассказал в интервью «Независимой газете».

Чем вы планируете заниматься после ухода из парламента?

У меня есть ряд предложений. Но прошло немного времени, я пока не решил.

В 90-е вы успешно занимались рекламной. Не планируете вернуться в эту сферу?

Реклама поменялась, ушел креатив - то в чем мы были сильны. Когда я работал, у нас было два основных рекламных агентства, в нашем (Сергей Лисовский основал его с предпринимателем Владимиром Жечковым - прим. ред “НГ”) - «Премьер СВ» креативным директором был Юрий Грымов, в другом рекламные был Тимур Бекмамбетов. Мы были разные, но каждый, по своему был гениален. Сейчас креатив уходит, реклама превратилась в количество кликов, навязывание всплывающих окон и так далее. То что нас тогда увлекало - реклама была действительно искусством, полетом фантазии и поиском ярких, успешных решений - практически все исчезло.

Но при этом система эффективности рекламы осталась еще та, которую заложили вы. 

Да, и когда мы стали вводить оценку рейтингов, продажу по пунктам рейтингов, то встретили огромное противодействие со стороны творцов телевидения. Потому что раньше были признанные мэтры, которые пришли еще с советского телевидения и считали свои программы очень популярными. И это было так, но лет за 10 до описываемых событий. Тогда если человек пробивался в прайм-тайм и делал популярную программу, то даже по истечении 5 лет, например, когда передача была уже не популярна, сдвинуть его оттуда было практически невозможно - он обрастал знакомствами, отношениями, связями с руководством страны. Когда мы проводили совещания, эти люди измеряли категориями: “я очень популярен”, “меня любят люди”. И соответственно, они называли очень высокую стоимость за свои программы. А так как его с эфира убрать нельзя, эфира мало и приходилось платить такие деньги, то получалось, что каналам все это было в убыток.

Тогда мы предложили ввести пункты рейтинга и продавать рекламу, оценивая стоимость программы по рекламе, которую покупали в этой программе. Логика была такая - если мы можем продать в вашей программе, за счет рейтинга, на 100 рублей, то вы должны получать не больше 50, а остальное пойдет каналу на покрытие затрат. Если мы можем продать на 100 рублей, а вы хотите за нее 200 рубле, то канал будет нести убытки и в итоге закроется, чего канал естественно не хотел.

Вы не представляете какое противодействие мы испытали. Меня обвиняли во всех смертных грехах, в том что я ничего не понимаю в творчестве и искусстве. Хотя я продюсировал очень популярные программы, участвовал в съемках рекламы и считаю, что у меня высокий опыт и способности к креативу. Но тем не менее.

У нас ушло года 1,5-2 и все же нам удалось ввести эту систему. Некоторые творцы не говорили со мной потом лет 10, потому что мы многих вынудили пересмотреть концепцию программ. Но сейчас мы общаемся, как близкие друзья и они признают, что тогда я был прав. Потому что если бы мы не встряхнули всю систему, то российского телевидения бы не было, оно бы просто обанкротилось, исчезло и они остались бы без работы. Мы создали новую систему финансирования и экономики телевидения, которые действуют и сегодня.

Почему вы называете их творцами?

Сейчас их называют продюсерами, режиссерами. Но тогда коротко мы называли их творцами, потому что они творят. Среди них были «видовцы» и режиссер Владимир Ворошилов и многие другие.

Вы с такой ностальгией вспоминаете об этом времени. Какие эмоции вызывает деятельность в Совете Федерации?

Мужчине главное - себя реализовывать. Конечно, работа в рекламе была на виду, с реакцией общества, близких, знакомых. Это очень быстрая самореализация. Поэтому когда я пришел в Совет Федерации законотворчество воспринималось, как монотонный и скучный процесс. Но когда в него входишь, вникаешь, у тебя получается, то втягиваешься, здесь и период успеха гораздо больше.

Например, закон “О регулировании торговой деятельности” мы делали почти 4 года, первую редакцию закона “О развитии сельского хозяйства” 3 года, над законом о контроле над пестицидами мы бьемся 5 лет и никак не дожмем, надеюсь, что это уже доделают мои коллеги. То есть, ты можешь начать какой-то законотворческий процесс и получить результат только через годы. Конечно, психологически, это менее ярко, по сравнению с творчеством или рекламой. Но когда у тебя начинает получаться, это стимулирует тебя двигаться дальше. И потом, очень важна благодарность людей - ты видишь, как законы работают и помогают.

Расскажите о самых важных проектах, которые вам удалось реализовать за 16 лет работы в Совете Федерации.

Если вкратце, то мне удалось реализовать закон  “О развитии сельского хозяйства”, который был принят в середине 2000-х и который постоянно изменяется в зависимости от обстоятельств. Это был базовый закон, с которого началось возрождение сельского хозяйства. И второе - закон о регулировании торговой деятельности. Первый раз мы его приняли в 2009 году и потом, несколько раз, вносили поправки. И еще закон о “лесной амнистии”. Эти законы влияют практически на каждого гражданина страны и ее экономику.

Можете об этом поподробнее? Как на практике они отражаются на жизни людей?

Если взять закон  “О развитии сельского хозяйства”, то он был принят в 2006 году и сейчас вся отрасль работает на его базе. На что он влияет? На все. Благодаря ему сельское хозяйство у нас развилось и теперь мы полностью обеспечиваем себя продуктами питания и даже больше чем надо, теперь развиваем экспорт. Когда принимали, 2006 году, 50% продовольствия импортировали. Закон влияет на всех жителей, которым теперь доступны качественные и достаточно дешевые продукты. Потому что если бы мы до сих пор импортировали при нынешнем курсе,то представьте сколько стоило бы продовольствие, покупай мы его за валюту.

Когда мы издавали этот законопроект, 70% мяса птицы импортировали из за границы. Сейчас мы производим его в полтора раза больше, чем нам нужно.

О необходимости изменения сельскохозяйственной отрасли вы говорили еще в конце 90-х. Вспоминая о том, какой она планировалась и наблюдая за тем, как ее удалось реализовать, вы довольны результатом?

Когда я начинал в 98-м году говорить про сельское хозяйство, передовую и очень важную для страны отрасль, никто в это не верил. Более того, практически все чиновники говорили мне, что это «черная дыра», с которой никто не знает, что делать.

Я помню заседание в 99-м году в Министерстве экономического развития, когда один из замминистров при всех заявил: “а зачем нам ваша птица? У нас есть нефть, деньги мы все купим и привезем”. В сожалению, тогда так думал большинство чиновников и не только чиновников, но и предпринимателей.

В 99-м году я создал компанию Моссельпром, которая за 10 лет превратилась в один из самых успешных  агрохолдингов, производящих мясо птицы, свинины и зерно. Но начав  заниматься сельским хозяйством я понял насколько у нас не проработано в законодательстве отношения сельхозпроизводителей, не учитывается специфика этой сложной и очень важный отрасли экономики. Это был один из мотивов почему я пошел в Совет Федерации - для того чтобы заниматься развитием и совершенствованием  законодательства села.

Поэтому я выбрал Курганскую область, для которой сельское хозяйство является основной отраслью экономики и где исторически заражались, внедрялись самые интересные, важные инициативы модернизации сельского хозяйства России. Это область откуда пошло освоение целинных земель.

Но не я один создавал законопроект “О развитии сельского хозяйства”, я был один из авторов. Идеологом возрождения сельского хозяйства был в то время вице-премьером и министром сельского зяйства Алексей Гордеев. И нас было 5-6 человек, которые активно создавали этот закон. И вот, как мы там заложили, так все и произошло. Если брать стратегические моменты, конечно. Тактические менялись в зависимости от обстоятельств, времени и развития нашего села.

Закон “О регулирование торговой деятельности” тоже является таким базовым законом о том, как торговать продовольствием в стране, как покупать его у производителя, как формировать цены, какие должны быть отношения. И все, что мы заложили в него, если брать стратегические направления, все произошло так, как мы и заложили. Мы ни разу не ошиблись.

Сейчас эти сельское хозяйство и торговая отрасль требуют изменений?

Конечно, все же меняется. Я не говорю про банальный коронавирус, который все поменял. Понятно, что это экстремальная ситуация. Но если даже ее не было, то все равно все меняется. Когда закон о сельском хозяйстве создавали, то мы практически 50% продовольствия импортировали, сейчас мы крупнейшие его экспортеры - понятно, что все меняется. Но базовые принципы взаимоотношений, балансов, интересов внутри отрасли, балансов интересов покупателей - они как были, так и остаются.

Расскажите о ваших проектах, которые остались и будут реализованы уже после вашего ухода из парламента.

У меня их больше десятка. Но остались мои коллеги и уходя, я им все это оставил, показал. Они обещают, что не дадут забыть эти инициативы и доведут их до конца. В свой крайний рабочий день, когда я уходил, то внес еще 4 законопроекта. Например, закон о поправках в кодекс административных правонарушений за ложный вызов с включением пожарной тревоги.

Помните у нас была трагедия в “Зимней вишне”? Все ругали коррумпированных чиновников, алчных владельцев. Но почему-то никто не заметил, что писали об отключенной пожарной сигнализации. Все подумали об идиотах охранниках, которые зачем-то отключили сигнализацию. Но я решил с этим разобраться, обзвонил владельцев крупных торговых центров и оказалось - это глобальная проблема.

В каждой точке, где может быть пожар, администрация торговых центров обязана ставить кнопки пожарной тревоги. И таких точек может быть до 1000. В таких местах может не быть камер. Люди очень любят эту кнопку нажимать просто так. И даже если их потом ловят за ложный вызов, то они отделываются штрафом в 500 рублей. А что это значит для центра? Центр должен объявить эвакуацию, вызвать МЧС - он несет убытки в миллионы рублей. И я так понимаю, что в “Зимней вишне” просто устали от этих ложных вызовов и отключили пожарную тревогу просто, чтобы не бегать по каждому ложному вызову и не запускать весь противопожарный регламент.

Да, они виноваты, но их действительно, просто замучали ложные вызовы. А те, кто делают это не просто развлекаются, они спровоцировали эту трагедию.

Поэтому я разработал законопроект, по которому предлагаю ужесточить наказание за ложный вызов, вплоть, до исправительных работ. Чтобы люди понимали, что их ждет серьезная ответственность, особенно за рецидивы.

Еще один законопроект касается танхаусов - блокированной жилой застройки. Когда создавали законодательство строительной индустрии, то определение о том, что такое блокирующая застройка как-то выпала. И в итоге, в современном законе это и не ИЖС и не многоквартирный дом. Понимания, что такое танхаусы в законодательстве нет. Соответственно, каждый чиновник начинает трактовать закон, как ему нужно. А так как чиновник у нас всегда прав, то какие бы доводы не приводил предприниматель и владелец здания, они никого не интересуют. Одна из проблем здесь в оформлении земли под танхаусом. Если взять многоквартирный дом, то он, например, может находиться на небольшом участке с общей придомовой территорией и все это понимают. И когда строили танхаусы, то все определяли их, как многоквартирные дома малоэтажной застройки. Но в то же время это отдельный дом у каждого владельца. И тут выходит закон, о том, что если у тебя дом с отдельным выходом на участок, то он обязательно должен быть размежеван. Получается таунхаус с одной стороны это многоквартирный дом, а с другой индивидуальный дом. И это привело к огромной, ненужной бумажной волоките и огромными затратами для застройщиков и дольщиков.

В общем, там много несостыковок и за эту бумажную, никому не нужную работу стоимость танхаусов увеличили на определенную долю процента. И они создали проблемы при регистрации танзаусов и во время их ввода в эксплуатацию. Но самое главное, что это не нужно ни застройщику, ни государству, ни собственнику. Я предложил сделать так, чтобы владельцы танхаусов и участков сами принимали решение - межевать или нет. 

Эти законопроекты уже достаточно проработаны - были отрицательный и положительные отзывы правительства, смежные, полученные от профильных комитетов ответы. Так что моим преемникам будет проще завершить начатую мной работу.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Другие новости

Загрузка...