0
3475
Газета Тенденции Печатная версия

05.10.2021 15:57:00

Древняя церковь получила молодого патриарха

Почему христиане Востока согласились с обновлением лидерства

Тэги: ассирийская церковь востока, патриарх, ирак, ближний восток, курдистан


Патриарх Мар Ава III намерен способствовать диалогу Ассирийской церкви Востока с окружающими народами и религиями. Фото с сайта www.acoe.ru

Минувший сентябрь принес большие перемены Ассирийской церкви Востока (АЦВ). Патриарх Мар Гиваргис III Слива подал в отставку, и уже спустя несколько дней Архиерейский собор избрал новым главой АЦВ 46-летнего Мар Аву III Ройела из Соединенных Штатов Америки. Интронизация патриарха состоялась 13 сентября в Эрбиле, административном центре Иракского Курдистана. АЦВ отличают от большинства христианских церквей особенности учения о природе Христа. О том, как эта древняя церковь одной из первых в христианском мире отказалась от незыблемого принципа пожизненного патриаршества, ответственному редактору «НГР» Андрею МЕЛЬНИКОВУ рассказал политолог Роланд БИДЖАМОВ.

– Почему так стремительно все произошло: патриарх в начале сентября подал в отставку и уже к середине месяца взошел на престол новый глава церкви?

– Эта идея была подана патриархом Мар Гиваргисом III еще в феврале 2020 года. Долгое время не получалось созвать Собор, потому что вмешивались разные обстоятельства, в том числе ковид.

– Отставка патриарха случилась впервые в истории Ассирийской церкви Востока?

– Можно сказать, что это прецедент, хотя были подобные случаи, когда иноземные правители заставляли патриархов уходить в отставку. Но это происходило в древние времена. В новой истории такое случилось впервые. Но Мар Гиваргис не стремился занять пост патриарха. В свое время ему пришлось принять бремя патриаршества, потому что на тот момент, в 2015 году, это было единственно правильное решение. Не было других кандидатов, и, несмотря на состояние здоровья, он принял на себя эти обязанности. Абсолютное большинство народа с пониманием приняло его нынешнее решение уйти на покой. Он остается нашим духовным лидером. В случае его присутствия на службе его имя должно упоминаться вторым после имени нынешнего патриарха.

– Почему шесть лет назад не нашлось другого кандидата?

– Нынешнему патриарху на тот момент не исполнилось еще 40 лет, и он не мог избираться. Других наиболее подходящих кандидатов тогда не было, тех, кто лучше Мар Гиваргиса справились бы с этой задачей.

– Новый патриарх теперь переедет в Ирак?

– Да, он большую часть времени будет находиться в Ираке, а в остальное время будет посещать все епископства. Это наша древняя традиция. У нас патриархи не сидели на месте, не ждали, когда к ним придут. Это было даже в древности, когда центр Ассирийской церкви был в горах Хаккяри на юго-востоке нынешней Турции и наш народ находился во враждебном иноверческом окружении. Первым делом в конце сентября он посетил ассирийский район Багдада.

– И в Россию может приехать?

– Пока планы нового патриарха неизвестны, но, думаю, отношения будут развиваться. Мар Ава долго возглавлял комиссию АЦВ по внешним связям и образованию. А также был сопредседателем с ассирийской стороны в комиссии по диалогу с Русской православной церковью. Курс на развитие отношений взят. То, что нас объединяет, гораздо больше того, что разъединяет.

– Насколько решение об отставке Мар Гиваргиса продиктовано примером папы Римского Бенедикта XVI?

– Возможно, как-то повлияло, но сказать, что тут прямая связь, сложно. Здесь сыграл решающую роль не столько папский пример, сколько веяние времени, которое всех коснулось. Хотя да, всегда находится кто-то, кто первым делает нетривиальный шаг. Принимая патриаршество, Мар Гиваргис говорил, что делает это не для себя, а для церкви, и теперь со спокойной душой передает дела молодому патриарху.

– Мар Ава американец. Отражает ли его избрание новую реальность, то есть что центр ассирийской жизни переместился в Новый Свет?

– Наоборот, патриарх, родившийся в диаспоре, тесно связан с Ираком, он прекрасно владеет родным языком. Он служил при патриархе Мар Дынхе IV (умер в 2015 году. – «НГР»), который родился в Ираке. Мы не чувствуем того, что он американец. Нельзя сказать, что церковь вестернизировалась или что-то такое произошло.

– Мар Ава учился сначала в иезуитском Институте Игнатия Лойолы в США, потом в Папском институте восточных церквей. Это соответствует традиции Ассирийской церкви, что ее священнослужители учатся у католиков?

– Это не в традиции церкви. Но во времена Мар Дынхи IV, когда были установлены отношения с Римской церковью, была принята христологическая декларация 1994 года, появилась возможность готовить кадры в Ватикане. Многие священники были направлены на учебу в Рим. Похожая программа развивается сейчас с РПЦ. Есть двое священнослужителей, которые обучаются в Московской духовной академии.

– Но своей духовной академии нет?

– Нет. Мар Гиваргис, когда он был еще митрополитом в Ираке, создал там семинарию. Из нее вышло много священников, в том числе тех, кто потом учился в Риме. Но из-за того, что произошел отток населения из Ирака, из-за всех этих войн, семинария прекратила работу. Сейчас у нас есть семинария в Индии и богословский колледж «Нисибин» в Австралии.

– То есть это не означает, что у нового патриарха будет ориентация на Ватикан?

– Нет, не означает никакой ориентации. Это было страшно в XIX веке и ранее, когда Рим стремился к поглощению церквей, а сейчас такой проблемы нет. Сейчас церковь обращена к другим традиционным конфессиям. Ватикану не нужно, чтобы мы меняли веру и чтобы они получили вторую униатскую церковь. Делать вторую версию униатской Халдейской церкви – никто в этом не заинтересован. Мы живем не в эпоху Эфесского собора (Третий Вселенский собор в V веке, после которого Церковь Востока по вопросу христологии разошлась с европейским христианством того времени. – «НГР»). Нам интересно учиться у других церквей, и наше наследие многих интересует, многие изучают ассирийский язык. Диалог не всегда означает, что большая церковь стремится поглотить маленькую, а маленькая церковь при общении с большой как-то разлагается. Ни один из наших патриархов не пойдет на изменение Символа веры или христологической формулы Ассирийской церкви Востока.

– Когда шла война с запрещенным в РФ террористическим «Исламским государством», высказывались идеи создания христианской автономии в Ираке. Как сейчас с этим обстоят дела?

– АЦВ, будучи религиозной организацией, никогда не высказывала таких идей. Эту тему поднимали некоторые политики, когда обсуждалась проблема сохранения христианского присутствия в Ираке. Но речь не идет об автономии на национальной или религиозной основе. Речь идет о выделении в особую провинцию Ниневийской долины, где компактно проживают христиане, но не только они. Это допустимо по иракской Конституции. Но это не означает, что там была бы создана христианская автономия внутри мусульманского государства. Это невозможно себе представить.

– Патриархия находится в Эрбиле, административном центре Иракского Курдистана. Как складываются отношения с курдами?

– С курдами у Ассирийской церкви Востока складываются хорошие отношения, в особенности с семьей Барзани (представители этого семейства возглавляют курдское национальное движение в Ираке, а в последние годы занимают ответственные политические посты в автономии. – «НГР»). Курдское региональное правительство оказывает АЦВ всяческую поддержку.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также