0
1318
Газета Реалии Интернет-версия

17.04.2009 00:00:00

Переговоры под прицелом ПРО

Виктор Литовкин

Об авторе: Виктор Литовкин - зам. ответственного редактора "НВО"

Тэги: снв, про, нато, сша


Президенты договорились, а дело с СНВ не движется.
Фото Reuters

Заканчивается третья неделя после встречи 1 апреля в Лондоне президентов России и США. Дмитрий Медведев и Барак Обама договорились немедленно начать переговоры о заключении нового соглашения на смену российско-американскому Договору о СНВ-1, срок действия которого истекает 5 декабря 2009 года. Но «немедленно» почему-то не получается.

Вашингтон, как об этом говорил в нашей газете директор Института США и Канады РАН Сергей Рогов («НВО» № 12 от 3–9 апреля с.г.), уже в основном сформировал свою команду переговорщиков. В нее вошли кроме госсекретаря Хиллари Клинтон, ее помощник по контролю над вооружениями и нераспространению Эллен Таушер, заместитель министра обороны по политическим вопросам Мишель Флурной, заместитель помощника госсекретаря Роуз Геттемюллер, другие высокопоставленные чиновники – специалисты в области контроля над вооружениями. Как обычными, так и стратегическими. К примеру, Роуз Геттемюллер хорошо известна в нашей стране в качестве многолетнего руководителя московского Центра Карнеги, а до того – активной участницы программы Нанна–Лугара, занимавшейся проблемами разоружения и уменьшения ядерной опасности, сотрудницы администрации Билла Клинтона.

О нашей делегации пока ничего не известно. Похоже, она еще не сформирована. И кто будет задействован в переговорах с американской стороной по проблемам сокращения стратегических наступательных вооружений, всестороннего контроля за этим процессом – все еще не ясно. В отличие от Вашингтона никто из российских высоких официальных должностных лиц серьезно даже не обозначил принципы и условия, на которых можно будет достичь согласия по очень важным геополитическим проблемам, по их деталям. А ведь именно в деталях, как говорится, и кроется дьявол. Лозунги о «перезагрузке» отношений между двумя странами не могут заменить или даже подменить реального существа этих отношений.

Чего-чего, а лозунгов во время правления Буша-младшего мы наслышались, но доверия друг другу за эти годы так и не прибавилось. Особенно после того как вопреки воле народов Польши и Чехии Кондолиза Райс, госсекретарь в команде предшественника Обамы, в спешном порядке подписала соглашение с руководителями этих стран о размещении на их территории элементов третьего позиционного района американской стратегической ПРО – базы противоракет на берегу Балтийского моря в населенном пункте Устка, и Х-радара под Прагой, на полигоне Брды.

ДАМОКЛОВ МЕЧ ПРОТИВОРАКЕТНОГО ЩИТА

Проблема американской глобальной ПРО в Восточной Европе будет висеть над будущими переговорами между Россией и США о сокращении стратегических наступательных вооружений как дамоклов меч. Смысл и суть этих соглашений зависит от того, будет или нет в Польше и Чехии третий позиционный район этой системы.

О том, что администрация Барака Обамы все-таки привержена идее создания противоракетного щита, говорил в интервью американской телекомпании PBS глава Пентагона Роберт Гейтс. За день до этого он объявил, что рекомендовал Белому дому запросить у Конгресса на 2010-й финансовый год на 1,4 млрд. долл. меньше на программу ПРО, чем в текущем году, где Пентагону было выделено 10 млрд. долл. А всего США уже потратили на эту систему 50 млрд. долл. и собираются истратить в перспективе еще 60 млрд. Такие деньги на ветер не пускают.

«Наша политика заключается в том, – сказал Роберт Гейтс, – что нам необходима система ПРО. Этой же политики придерживалась и администрация Буша. Нам нужно иметь систему ПРО для защиты от стран-изгоев, таких как Иран и Северная Корея. И наша программа на это и нацелена». Примерно о том же говорил в Праге в ходе поездки по странам Старого Света и президент США Барак Обама. Правда, он объяснял размещение в Восточной Европе третьего позиционного района американской стратегической ПРО необходимостью защитить Европу от иранской угрозы. И заметил: если Тегеран откажется от ядерного оружия, не будет и причин создавать европейскую систему американской ПРО.

Получается как-то странно, отмечают российские военные специалисты. Каждый из американских политиков по-своему, в зависимости от того места, где он находится, трактует необходимость создания системы ПРО. В Европе – для защиты Европы. В США – для защиты США. Хотя раньше, во времена Джорджа Буша-младшего, о третьем позиционном районе говорилось, что он предназначен сразу для защиты и Нового, и Старого Света. Но и тогда, и сейчас любому здравомыслящему специалисту совершено очевидно, что все планы по размещению Х-радара в Чехии и базы противоракет в Польше ни к Северной Корее (где она и где Европа?!), ни даже к Ирану никакого отношения не имеют. Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил на днях, что наша страна никак не может согласиться с такой увязкой – ПРО и ядерные приготовления Тегерана. Эти проблемы не имеют для нас ничего общего.

А российские генералы не раз утверждали и эту позицию не изменили до сих пор, что американская система ПРО в Восточной Европе предназначена только для одной цели – понизить контрсиловой потенциал российских стратегических сил ядерного сдерживания, размещенный в центральной части страны. Здесь в Ивановской, Тверской, Саратовской и Калужской областях, а также в Республике Марий Эл дислоцируется 231 шахтный комплекс УР-100НУТТХ (SS-19), грунтовые «Тополя» (SS-25) и «Тополя-М» (SS-27) шахтного и подвижного базирования с 451 ядерным боевым блоком (ЯББ). Две трети ракетных комплексов РВСН, которые составляют на сегодняшний день 385 систем, и третья часть ядерного потенциала наземных ракетных войск, что равна 1357 боеголовкам.

Россия, как не раз подчеркивали ее ведущие военные специалисты и, в частности, бывший начальник Главного штаба РВСН генерал-полковник в отставке Виктор Есин («НВО» № 7 от 27 февраля – 5 марта с.г.), готова к максимальному сокращению оперативно развернутых ядерных потенциалов. Вплоть до 1500 развернутых боезарядов. Это значительно меньше планки, установленной майским Договором СНП 2002 года, – 1700–2200 ядерных боеголовок. Но, видимо, только при том условии, что третьего позиционного района американской ПРО в Восточной Европе не будет. При наличии глубоко эшелонированной ПРО (США нигде не утверждали, что база противоракет в Польше ограничится только 10 перехватчиками. – В.Л.) России придется иметь такое количество боеголовок и носителей к ним, чтобы они в случае чего в ответно-встречном ударе могли гарантированно преодолеть любую контрсиловую преграду. Донести до цели такое количество боевых блоков, которые могли бы нанести вероятному противнику неприемлемый ущерб и заставили бы его тысячу раз подумать, прежде чем пытаться атаковать российские города, промышленные центры и боевые позиции ракетных войск.

Есть еще ряд условий, на соблюдении которых настаивает Москва перед тем, как дать согласие на значительное сокращение ядерных вооружений. И для того, чтобы говорить о них, надо, думается, вникнуть в логику интересов двух сторон.

НАШ И НЕ НАШ ИНТЕРЕС

Почему США нужен новый договор взамен уходящего в историю СНВ-1, более или менее понятно. Россия, а не Иран и, конечно же, не Северная Корея представляет единственное серьезное препятствие американской идее об однополярном мире, где слово Вашингтона было бы истиной в последней инстанции. Как это случалось, к примеру, все 1990-е годы. И стремление Москвы заявить о себе как о приверженце многополярного мира, еще одном наряду с Китаем и другими крупными внеблоковыми государствами полюсе силы, безусловно, не может нравиться Вашингтону. Как не нравится ему и наличие у нашей страны мощного ракетно-ядерного потенциала. Пусть не абсолютно равного американскому, но представляющего реальную возможность для ответно-встречного удара. И именно это обстоятельство заставляет Пентагон не мытьем, так катанием пытаться понизить эти возможности.

Причем администрация Джорджа Буша-младшего была абсолютно убеждена, что Москва никогда не решится на серьезное противодействие Вашингтону, особенно в военной области. Но после событий августа 2008 года, когда РФ нанесла решительный удар по союзнику США – грузинскому агрессору, атаковавшему мирное население Южной Осетии и российских миротворцев, невзирая ни на какие последствия этого шага, в Белом доме начали понимать – здесь не все так однозначно, как представлялось ранее. С РФ нужно договариваться, а не игнорировать ее национальные интересы.

И готовность администрации Барака Обамы вести переговоры с Россией по проблеме сокращения стратегических наступательных вооружений и контроля над ними, подготовить новый договор на смену уходящему в историю 5 декабря 2009 года российско-американскому Договору СНВ-1 свидетельствует, на мой взгляд, именно об этом.

Нам этот договор тоже очень важен. Он поможет в определенной степени сократить расходы на ракетно-ядерное оружие, получить на взаимной основе контроль за американскими стратегическими планами и над состоянием их ракетно-ядерных сил, решать проблемы обеспечения своей безопасности более эффективно и с меньшими затратами. Не втягиваясь при этом, как заявил секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев, в разорительную гонку вооружений. Хотя сегодня, как утверждает заместитель министра обороны – начальник вооружений Вооруженных сил России Владимир Поповкин, каждый четвертый рубль, отпущенный на выполнение Гособоронзаказа, уже направляется на проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в области ядерных вооружений и их закупку для армии и флота.

Еще не скоро все ядерные БЧ будут только в музеях. Фото из книги «Оружие и технологии России»

БЕЗУСЛОВНЫЕ УСЛОВИЯ

Но для того, чтобы достичь согласия по новому договору о СНВ, надо не только решить вопрос о ПРО в Восточной Европе. Очень важно установить совершенно прозрачные и проверяемые правила засчета развернутых боеголовок на стратегических носителях.

В США в последнее время широко развернуты работы по замене ядерных БЧ, в частности, на морских стратегических ракетах Trident II, обычными. Но повышенной мощности, равных по силе, а иногда и превышающих их по разрушительному действию. В Пентагоне объясняют эти шаги тем, что ядерные боевые блоки невозможно применять в борьбе с международными террористами. Например, для удара по группировкам «Аль-Каиды» в Вазиристане на границе с Афганистаном и Пакистаном, где находятся ее базы и тренировочные лагеря, происходят нападения на американские и натовские караваны. А обычные боеголовки для этой цели пригодятся в самый раз.

Но в Москве считают такой подход только определенной уловкой, как и объяснение, что европейская ПРО предназначена для защиты от Ирана. Для ударов по «Аль-Каиде», господствующей в Вазиристане, можно обойтись и «Томагавками». А выдвигают свои аргументы американские специалисты только для того, чтобы замаскировать возможность при необходимости быстрой замены на ракетах обычных боеголовок на ядерные. При этом они смогут получить двойное превосходство в этом виде оружия над Россией. И если на земле при помощи специальной аппаратуры еще можно определить, ядерная или неядерная боеголовка размещена на ракете, то проконтролировать потом в атмосфере или за ее пределами, какой боевой блок летит – ядерный или обычный, никакая РЛС уже не сумеет.

Российские специалисты, с которыми мне удалось говорить, настаивают на том, что все боеголовки, размещенные на стратегических ракетах, должны считаться ядерными. По крайней мере наши военные менять свои боеголовки на стратегических ракетах, создавать вместо них обычные, тратить финансовые средства на дополнительные расходы не собираются. Для нас есть и будет единственным стратегическим оружием сдерживания вероятного агрессора, кто бы им ни был, – только ядерная триада – РВСН, морские и авиационные СЯС. По словам Сергея Лаврова, помощник госсекретаря США по вопросам проверки и соблюдения соглашений по контролю над вооружениями Роуз Геттемюллер публично заявила, что в Вашингтоне понимают российскую озабоченность в том, что касается стратегических носителей в неядерном оснащении.

Это хороший знак. Но соглашаться на словах еще не значит соглашаться в юридически обязывающем документе. Так что подождем до начала реальных переговоров между двумя сторонами. Но в ходе их надо будет также договориться не только об ограничении ядерных (неядерных) боеголовок, но и о сокращении средств их доставки. В том числе исключить возможность их размещения за пределами национальной территории. Придется решать и проблему возвратного потенциала – тех ядерных боеголовок, которые будут сняты с ракет и размещены на складах и арсеналах в готовности при необходимости опять оказаться на носителях.

Как их считать и считать ли, тоже предмет для серьезных дискуссий.

При этом надо иметь ввиду ненадежность Вашингтона, как договаривающейся стороны. Не факт, что после заключения договора о дальнейшем и резком сокращении стратегических наступательных вооружений этот документ вдруг может не пройти ратификацию в Конгрессе, как не состоялась там ратификация Договор СНВ-2 1993 года с приложением к нему Протокола от 26 сентября 1997 года. Что после выполнения условий нового договора и предельного уменьшения количества российских и американских боеголовок и ракет в США опять не захотят продолжить развертывание третьего, а после и четвертого позиционного района своей глобальной ПРО в Восточной и Западной Европе, создавая глубоко эшелонированную оборону против остатков российских стратегических ядерных сил сдерживания. Известно, как легко, когда это ему понадобилось, вышел Белый дом из Договора по ПРО 1972 года, который называли краеугольным камнем безопасности двух стран.

Все эти вопросы надо будет держать в уме, когда и если начнутся переговоры между Россией и США по новому договору о СНВ. А сегодня ясно только одно – к 5 декабря 2009 года, а тем более к встрече Обамы и Медведева в Москве в июле нынешнего года они не закончатся. Это подтверждает и Роуз Геттемюллер. (см. «НГ» от 09.04.09). Может быть, только к визиту американского президента в Москву удастся договорится о продлении мер контроля, транспарентности и верификации, которые были заложены в СНВ-1.

Что будет дальше – вопрос. Переговоры под прицелом ПРО вряд ли станут способствовать взаимопониманию.


Читайте также


Другие новости

Загрузка...