0
807
Газета Антракт Печатная версия

21.06.2002 00:00:00

Не в бриллиантах счастье


Столичная тусовка даже летом не унимается - все ей не жарко да не дождливо, все ей весело. И организаторы вечеринки - презентации нового фильма "История с ожерельем" решили было добавить в праздник жизни немного печалинки-горчинки - фильм-то непростой и проблемный. Его страшная большеротая героиня борется с французской монархией за свое родовое гнездо Валуа и с помощью бриллиантов организовывает Великую кровожадную революцию с гильотиной. Но, отсмотрев женские истории, московская кинотусовка решила, что слезами горю не поможешь, и не стала богема рыдать.

Мощный комедиограф Григорий Константинопольский, самостоятельно и творчески освоив в своем хите "8,5 доллара" разнообразные житейские позиции и девические представления, убедительно доказал: не в бриллиантах девичье счастье, а в продолжении рода. Согласились с такой житейской мудростью - гласно или очень одобрительным молчанием - все. Наши - правильные, как на подбор! Совершенно не сговариваясь ни с кем, Катя и Саша Стриженовы продефилировали ярким, реальным аргументом в подтверждение означенной мудрости, ни на миг не расставаясь со своей семейной ценностью - старшей дочуркой (младшую пришлось оставить дома - не доросла она пока до сложных фильмов). Да и звезда "Звезды" Алексей Кравченко, поджарый и завидно загорелый, пришел смотреть про французские страсти с верною скромною женою своею, органично вписавшись в круг представленных на вечере счастливцев, где семья не на безделушках держится, а на большой любви. Всеобщее внимание почему-то привлекла неоэнтэвэшница Елена Ещеева, всех подводящая под один незамысловатый "Принцип "Домино". Наверное потому, что пришла в красном, и не с Хангой, а с мужем. Они тоже оказались примерной парой. Но самым непререкаемым авторитетом явилась сказочная переносчица пирожков, редкостная интриганка, землячка Жанны Валуа, неунывающая и большеротая Красная Шапочка, чуть не погибшая в своем родовом имении. Ее официальная представительница в России Яна Поплавская тоже нашла опору в руке супруга. И только искренний Дон Кихот, Альберт Филозов, посмотрев кино, ходил одиноким и грустным.


Читайте также