3
9041
Газета Наука Печатная версия

23.09.2015 00:01:00

Научная статья – благо или бремя

Если бы не нужда, то сидели бы редакции многих рецензируемых журналов без работы

Игорь Аглицкий

Об авторе: Игорь Семенович Аглицкий – доктор экономических наук, профессор кафедры «Системный анализ и моделирование экономических процессов» Финансового университета при правительстве Российской Федерации (Финуниверситет).

Тэги: наука, диссертация, публикация, рецензия


Научная публикация одному может показаться бредом, а другому – гениальным озарением. Фото Fotolia/PhotoXPress.ru

Слова «диссертация», «профессор», «доцент» известны давно. Эти понятия неизменно связаны с наукой. И в СССР, и позже уже в России были и есть две ученые степени – кандидат и доктор наук (в СССР они были введены в 1934 году). Для того чтобы их соискателю присвоили, ему мало написать и защитить диссертацию. Нужны еще опубликованные научные статьи с основными результатами исследований. Вот с этими статьями сегодня просто беда.

Имеется некий официальный перечень российских рецензируемых научных журналов и изданий для опубликования основных научных результатов диссертаций. Этот перечень постоянно меняется, но дело даже не в этом. Необходимость публиковаться в журналах из сего перечня делает эти журналы как бы элитными по сравнению с другими. Хотя везде и бумага белая, и буквы-цифры черные.

С момента появления перечня он стал ключевым условием для защиты диссертации. Нельзя, видите ли, быть квалифицированным ученым без статьи в журнале из перечня. Это сначала так было. Теперь «перечневые» требования к диссертациям сильно изменились. Если раньше для кандидатской диссертации было достаточно одной статьи в журнале из перечня, то теперь нужно три. Соответственно для докторской диссертации вместо трех нужно опубликовать уже 11 или 12.

К невольникам перечня добавились и другие. Претенденту на ученое звание профессора необходимо пять статей в журналах из перечня, а желающему стать доцентом – минимум три. Да и практически всех сотрудников научных учреждений и университетов локальными нормативными актами обязывают опубликовать такую статью хотя бы один раз в год.

Казалось бы, серьезных проблем с перечнем нет. Ученый пишет научную статью и направляет ее в рецензируемый журнал. Если качество статьи хорошее, то статья печатается. Однако на практике это далеко не так.

Первое, с чем может столкнуться автор, – это вопрос рецензии. По логике, журнал направляет статьи на рецензии. Но очень часто входящие в перечень журналы требуют от автора предоставить внешнюю рецензию вместе со статьей. Хорошо, если автор именит и у него много друзей в научном мире. А вот аспирант или младший научный сотрудник таких связей пока не имеет. Куда податься? Правильно, на черный рынок рецензий. Есть такой, есть.

Второе, что наблюдается если не всегда, то довольно часто. Неявные просьбы со стороны издания оплатить публикацию. «Соусы» разные (за редактирование, за верстку, за пересылку и т.д.), а блюдо одно. Парадокс ситуации, что автор статьи платит за то, за что платить должны ему. Я не могу утверждать, но предполагаю, что кое-где в редакциях берут и прямую мзду за ускоренное размещение статей. Поэтому обычные авторы ждут свою публикацию месяцами.

Третье вообще не поддается логике. Это – требования по объему статьи, ее оформлению, списку литературы и т.д. Чтобы не быть голословным, приведу примеры.

Есть рецензируемый журнал, где принимают статьи объемом строго от 20 до 40 тыс. знаков. А если есть талантливая статья на 15 тыс. знаков? Или доливай «воды», или ищи другое издание. Есть рецензируемый журнал, где библиографический список должен быть не меньше 20 источников. А если статья на новую тему и такого числа публикаций по этой теме просто нет? Это проблемы автора. Есть журнал с ограничением рисунков и таблиц до одной штуки. Есть журнал с требованием аннотации на 200 слов. Примеры можно продолжать долго.

Отдельная тема – переписка и переговоры с редакцией. Иногда наблюдается «молчание ягнят» месяцами, а иногда повышенная активность, связанная с каким-нибудь пустяком. В целом картина грустная: если написать статью можно при усердии за неделю-две, то пристроить ее с учетом всех нужных и ненужных требований удастся только за несколько месяцев. В общем, если бы не было нужды, то сидели бы редакции многих рецензируемых журналов без работы.

Созданный в последние годы российский индекс научного цитирования (РИНЦ) представляется в целом очень полезным. Именно в электронной библиотеке e-library.ru собраны важнейшие научные труды, имеются развитые сервисы по поиску нужных источников. Беда только в том, что статистика, которая ведется по каждому зарегистрированному автору, является не вполне полной и точной.

Например, у меня более 150 научных трудов, а в РИНЦ представлено лишь 25. На меня как автора в общем списке РИНЦ ссылаются более 100 источников, а на мои статьи, которые отражаются в списке РИНЦ, таких ссылок только 30. В результате мой индекс Хирша (специальный индекс для расчета уровня цитируемости) всего 3, а у некоторых авторов с 6 статьями и 15 цитированиями он равен 6 (максимум для такого числа статей).

Какие статьи попадают в РИНЦ, а какие нет, для меня пока загадка. Вроде бы выступаешь в Москве на крупном симпозиуме с участием ученых мирового уровня, а в РИНЦ этой публикации нет. А иногда можно отправить тезисы на заочную конференцию где-то в Улан-Удэ, где состав участников в основном студенты и аспиранты, а в РИНЦ она индексируется.

Между прочим, статистика РИНЦ – это не просто набор цифр. Это и показатели популярности ученого, и основа для расчета его места в рейтинге. А рейтинг очень часто влияет на деньги, которые платят ученым и преподавателям, согласно эффективным контрактам.

Подводя итог, хотелось бы отметить, что навести порядок в научных публикациях гораздо сложнее, чем, скажем, убрать мусор с улиц. Мусор – он и в Африке мусор. А научная публикация одному может показаться бредом, а другому – гениальным озарением. Поэтому тщательнее надо, наверное. Чтобы с водой из редакционных «корыт» не выплеснуть случайно и «ребенка».


Читайте также