0
6754
Газета Наука Интернет-версия

11.03.2021 16:06:00

У ученых нет прямых доказательств, что на датской записи запечатлен голос Александра III

Был ли немецкий акцент у «самого русского царя» так и не ясно

Тэги: Александр III, акцент у царя, Мария Федоровна, Нильсен, Дания, царь, монархия, Эдисон, фонограф, спор, дискуссия, скандал


Император Александр III
Фото wikipedia.org/Феликс Надар
То, что на хранящейся в Дании записи запечатлены голоса российского императора Александра III и его супруги Марии Федоровны, точно не установлено, сообщил «НГ» ученый Стин Кааргаард Нильсен, исследовавший ранние датские записи фонографа Эдисона. Однако вряд ли это прекратит онлайн-баталии между пользователями соцсетей, которые несколько месяцев спорят, был ли у русского царя немецкий акцент. Ведь у датских историков есть свидетельства того, царь очень интересовался фонографом, а значит, есть вероятность, что его голос был записан и принадлежность записи когда-либо будет подтверждена.

Вирусно распространившийся в соцсетях и в Youtube ролик, на котором, как утверждалось, были зафиксированы голоса Александра III и его жены Марии Федоровны, вызвал в России немалый ажиотаж. И дело не только в том, что это редкий исторический артефакт, позволяющий услышать, как могли говорить царь и его супруга. В комментариях пользователей соцсетей к аудио разразилась настоящая идеологическая война. Одни (главным образом критики монархии) обращали внимание на сильный иностранный акцент мужчины, утверждая, что в «самом русском царе России» было мало русского. «Запись нанесет хороший удар по идеологическим позициям хрустобулочников. Ленин – немецкий шпион? Да у вас царь вообще по-русски с трудом разговаривал», – писал один из блогеров. Другие (главным образом поклонники монархии) утверждали, что никакого иностранного акцента у мужчины нет, а есть, мол, наоборот северный окающий говор, который как раз и свидетельствует о том, насколько русским был монарх. «Мемуаристы не только не упоминали об иностранном акценте Александра Александровича. Наоборот, писали о том, что Император даже на обязательных иноязыках говорил с сильным русским акцентом», – отвечали защитники «русскости» царя.

В разгар споров лишь некоторые обратили внимание на источник аудио – сайт Университетской библиотеки Дании (Det Kgl. Bibliotek) – и на то, как оно представлено на сайте учреждения. Там сообщается, что запись была сделана на восковый цилиндр в 1889–1893 годах в резиденции датского короля во Фреденсборге. При этом файл № 127 назван «частная запись датско-русской пары» и никаких упоминаний о том, что это голос именно Александра III, на сайте библиотеки нет, более того, отмечено, что «исполнитель» неизвестен. Предположения о том, чьи голоса записаны на цилиндре, содержатся в книге Стин Каргаарда Нильсена и Клауса Байрита «Первые датские звукозаписи – Фонограф Эдисона в Копенгагене в 1890-е годы».

В ней сообщается, что анонимная и не датированная точно частная запись с русской речью и песней неожиданно заканчивается замечанием, сделанным на датском: «Меня очень забавляет слышать голос моего мужа». Исследователи отметили, что именно это позволяет предположить, что запись сделана русско-датской парой, и «наиболее заманчивым вариантом» оказалась идея, что этот «звуковой сувенир» оставили Александр III и его жена Мария Федоровна (при рождении Мария София Фредерика Дагмар, дочь датского короля Кристиана IX).

«Никто, насколько мне известно, до сих пор не смог установить, что запись 127 на самом деле является записью Александра III и его жены», – сообщил Стин Кааргаард Нильсен, к которому «НГ» обратилась, чтобы прояснить, чей же голос обсуждают в России. По словам ученого, предположение о том, чей голос может быть записан на цилиндре, было сделано на основании «косвенных доказательств». В частности, царская чета вместе с частью датской королевской семьи присутствовала на самой первой демонстрации фонографов Готфрида Рубена и Теодора Корнелиуса-Кнудсена во Фреденсборге 28 сентября 1889 года. Были ли сделаны какие-то записи – точно не известно, но намеки на это есть, и файл № 127 может быть как раз результатом пробы голоса. Через некоторое время фонограф был продемонстрирован царской семье в Гатчинском дворце под Санкт-Петербургом российским агентом Эдисона Юлием Блоком. Впоследствии он писал в письме близкому соратнику Эдисона Чарльзу Бэтчелору, что пара была приятно удивлена четкостью записи фонографа по сравнению с той, что они слышали в Дании. В этот раз сообщалось, что царь не пожелал, чтобы его записали, а вместо этого уговорил царицу и генерала Отто де Рихтера произнести несколько слов. Интерес Александра III к фонографу был настолько велик, что он захотел приобрести копию и поэтому в феврале 1890 года Эдисон отправил царю упрощенную модель аппарата.

Несмотря на то что точно атрибутировать запись не удается, как можно понять, господин Нильсен, как настоящий ученый, допускает, что это позволят сделать какие-то новые обстоятельства. «Я не думаю, что мы можем в настоящее время исключить, что это может быть запись царя», – все же отмечает ученый, так что вопрос о том, говорил ли русский царь с немецким акцентом, пока остается открытым.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Другие новости

Загрузка...