0
1319
Газета Стиль жизни Печатная версия

27.03.2002 00:00:00

Тузы "Бубнового валета"

Тэги: бубновый валет, авангард


"В то время для художественных объединений изощрен но придумывали разные претенциозные названия: "Голубая роза", "Золотое руно". Вот мы и решили: чем хуже - тем лучше, да и на самом деле, что может быть нелепее "Бубнового валета"?" - вспоминал Аристарх Лентулов, инициатор "нелепого" названия и один из основателей знаменитого московского Общества художников. Через десять лет все просвещенное человечество будет отмечать столетие "Бубнового валета". Нынешний же год провел репетицию сего празднества под эгидой 90-летия: три выставочные точки столицы организовали показ работ "бубновалетцев" - московский Центр искусств на Неглинке, московский Дом художника на Кузнецком мосту и галерея "Элизиум" в ЦДХ.

А началось все с выставки 1910 года. На Большой Дмитровке в салоне дома Левиссон экспонируются 250 произведений тридцати восьми художников - живопись, рисунок, скульптура - всех жанров, кроме исторического. Последний не вписывается в задуманный контекст - "распространение современных понятий по вопросам изобразительных искусств". Правда, устав Общества был утвержден только через одиннадцать месяцев после первой выставки, а официальное учреждение творческого и выставочного объединения "Бубновый валет" Кончаловским (дедом Андрона Кончаловского и Никиты Михалкова), Машковым, Рождественским и Куприным состоялось в октябре 1911-го. Тогда действительными членами явилась также и четверка организаторов мюнхенского объединения космополитов "Синий всадник" во главе с Василием Кандинским.

Надо сказать, что на протяжении всех шести лет существования "Бубнового валета" в его рядах значились такие величины, как Казимир Малевич (избранный председателем правления в 1917 г., ровно через неделю после Октябрьской революции и за полтора месяца до прекращения деятельности Общества), Фальк, Гончарова, Ларионов, Татлин, Федотов, Экстер, братья Бурлюки, Розанова, Кульбин, Бруни, Удальцова, Клюн, Осмеркин, Марк, а в организованных Обществом выставках принимали участие Пикассо, Матисс, Грис, Шагал, Валентина Ходасевич, Леже, Дерен, Ле Фоконье, Вламинк, Марке, Ван Донген, Мюллер... За предреволюционные годы через семь выставок "Бубнового валета" прошли почти все авангардные художники России, многие французские и немецкие. Фовисты, кубисты, абстракционисты-супрематисты, футуристы, примитивисты, будущие конструктивисты и органики, серьезно играющие в открытия и имеющие целью интеграцию отечественного искусства в новейшие художественные процессы Европы. "Москва очень любит, чтобы ее смешили и "эпатировали", и вот вокруг выступления "Бубнового валета" создалась какая-то особенная, смешливая атмосфера", в которой "бросается в глаза своеобразное панибратское "отсутствие рампы" и "сотрудничество" зрителей с художниками", - делится впечатлениями Яков Тугенхольд. Через десятилетие после распада Общества, в 1927 г., состоялся последний ретроспективный показ произведений "бубновалетцев". И с тех пор только круглой дате в 90 лет удалось устроить сразу три экспозиции в Москве.

Очередной стык веков (а в нашем случае тысячелетий), настроение рубежа в смешении усталости, страха, упадка и надежды обрести новое дыхание и содержание, торжество буржуазно-мещанского вкуса в форме "попсы", космополитизм и глобализация, стирающие грани географически-национальной самобытности и ментальности, делают сегодня искания "Бубнового валета" актуальными, близкими и понятными. Кандинский в 1912 г. рассуждал: "Наша душа, только еще начинающая пробуждаться после долгого материалистического периода, скрывает в себе зачатки отчаяния, неверия, бесцельности и беспричинности. <...> Пробуждающаяся душа еще почти всецело под впечатлением этого кошмара. Только слабый свет брезжит, как крошечная точка в огромной черноте. Этот слабый свет - только предчувствие, отдаться которому нет у души яркой смелости: быть может, как раз этот свет - сон, а чернота - действительность?"

Современное искусство, по сути, началось с того, что художникам захотелось выразить самих себя и свое ощущение напряженности и кризиса, при этом русские творцы, включаясь в ритм западных новомодных течений, во многом явились абсолютно передовыми. Постимпрессионизм нашел на здешней почве ответвление в русский сезаннизм, и "бубновалетцы" ограничили себя жанрами пейзажа, натюрморта и портрета; восходящий своими корнями к африканскому искусству кубизм официально появился на свет в мастерской Пикассо и без труда нашел последователей в заснеженной Москве; Давид Бурлюк был признан отцом русского футуризма, тогда как само это течение родилось в Италии от кубистов; мода на примитивизм и ориентализм с подачи любимца острова Таити Поля Гогена и певца марокканской идиллии Матисса послужила в России поводом для возвращения к мотивам и формам древнерусского и лубочного искусства.

Сегодня мы имеем аналогичную картину, созданную историей России в развитии международных отношений с Западом. Во-первых, отрицавшие классическое наследие авангардисты конца XIX - начала ХХ столетия предвосхитили в том числе и отрицание в конце XX - начале XXI века "узаконенных", питавшихся классикой, соцреалистических традиций. Во-вторых, блестящий русский авангард, крепко зажатый на родине, дал миру то состояние свободы и показал тот путь дальнейшего развития искусства, что и по сей день мир нам за это благодарен: о "Черном квадрате" знают все. Разрушение Берлинской стены - олицетворения железного занавеса - интегрировало в "отсталую" Россию свободные сюрреализм, поп-арт, постмодернизм, оп-арт, гиперреализм и др., одновременно, но не стремительно, открыв "гнилому" Западу идеологические преимущества соцреализма, воспринятые там на ура. В-третьих, поиск любой эпохой новых средств самовыражения облекает в визуальность те же вопросы, мысли и чувства, что и предыдущими столетиями отражались, но, естественно, по-другому. Отрицая академизм как прошлое, реализм XIX в. как повседневное и символизм начала XX в. как упадническое, "бубновалетцы" оптимистически провозглашали полнокровное, чувственное, красочное бытие, Прогресс, Разум, Будущее. Бурлюк скажет: "Каждая эпоха по праву считает себя Ренессансом".

Окажется ли наш стык веков ренессансным? Нынешняя всеядная мода вполне реанимировала реализм, модернизм и символизм, и если учесть, что в истории (в том числе и в истории искусства) все движется по кругу, то скоро наступит новый виток возрождения. Только очередной ренессанс, как правило, всегда отличен от ренессансов-предшественников.


Читайте также