0
2877
Газета Стиль жизни Печатная версия

13.01.2021 18:26:00

От Минотавра до божьей коровки. 2021-й – год Белого Металлического Быка

Игорь Михайлов

Об авторе: Игорь Михайлович Михайлов – прозаик.

Тэги: гороскоп, бык, год, люди, известные личности


Наступает год Быка. А, значит, и коровы тоже. 
Фото Евгения Никитина
Идет бычок, качается,

Вздыхает на ходу:

– Ох, доска кончается,

Сейчас я упаду!

Агния Барто

Нет смысла нервно листать «Энциклопедию символов» и доказывать с пеной у рта, что Бык – это царь не только зверей, но и символов.

Бык главный хотя бы потому, что когда Зевс в очередной раз собирается с Олимпа, чтобы похитить Европу или еще кого, то оборачивается именно белым быком. Если копнуть славянскую мифологию или еще какую, то вообще можно утонуть в тотемах, кровавых культах с жертвоприношениями и плясками у костра. Все это безобразие у древних майя заканчивалось тем, что какой-нибудь Монтесума прокалывал себе пенис.

Нет, мы пойдем другим путем. Поскольку мне кажется, что бык – совершенно безобидное и очаровательное животное, особливо если не бегать у него под носом с красой тряпкой. Вообще-то кого угодно можно довести до белого каления, если махать у его носа красной тряпкой!

Даже – божью коровку.

На самом деле бычок начинает проявлять свой буйный нрав не сразу. Пока он маленький, он розовый и пушистый, но как только его глаза наливаются кровью, словно вишня спелостью, а круп округляется, как барабан, и проступают рога, тут пиши пропало.

В моей деревне у армян, которые занимаются фермерством (больше некому), был такой маленький и пушистый Муша. Муша ходил со стадом коров и был тих и застенчив. Он набирался сил и рос. Пастух Марат, лохматый, как Ной, кормил его хлебом и молоком. А потом одним прекрасным утром вдруг по весне на лугу появился Зевс. Он стоял на поляне и поигрывал мускулами. Глаз его был кровав и ужасен. Он щипал травку, но при приближении начал нервно копытом ковырять землю. Земля сбивалась с орбиты. Я спросил Марата насчет того, боднет ли он или не боднет? На что Марат, философски почесав свой подшерсток на груди, сказал: а кто его, мол, знает. Он не бодает только меня, сволочь такая, потому что я его кормлю. Марат ласково огрел Мушу по боку кнутом.

Бык!

Словом, когда Муша подрос и принялся за дело, я его зауважал, потому что коровы у Марата сразу стали тельные. Я пил теплое свежее молоко и благодарил Мушу и в его лице все бычью мифологию. Всех этих Зевсов, Минотавров и Алис (культ священного быка в Древнем Египте назывался Алиса!) и т.д. И поминал недобрым словом Ибаньеса. Висенте Бласко Ибаньеса. Но не всего вообще, а только его роман «Кровь и песок». Роман посвящен, если кто не в курсе, знаменитому тореро Хуано Гальярдо. Была у меня одна знакомая девушка, которая при слове Ибаньес впадала в транс.

– О, – говорила она, – Хуан Гальярдо! О, Ибаньес!

«Могучая мускулатура Гальярдо рельефно выделялась под тонким бельем. Выемка на ляжке обозначала место глубокого шрама – кусок мяса был вырван рогом быка. На темной коже рук резко белели отметины – следы давнишних ударов. Смуглая безволосая грудь была накрест пересечена двумя неровными фиолетовыми рубцами – тоже память о кровавых ранах. На одной из щиколоток синела впадина, словно выбитая круглым штампом.

От могучего торса бойца исходил запах здорового, чистого тела, смешанный с сильным ароматом женских духов».

Боднет или не боднет? Евграф Сорокин.
Ян Усмовец, удерживающий быка. 1849.
Дальневосточный художественный музей,
Хабаровск
Быков ей было не жалко!

«Гальярдо чувствовал горячее дыхание зверя, брызги пены долетали до его лица и правой руки. Привыкнув к близости быка, он смотрел уже на него как на доброго друга, который охотно даст убить себя ради его славы.

На несколько мгновений бык замер, словно утомленный этой игрой. В мрачном раздумье он уставился на человека и красный лоскут, догадываясь в глубине своего темного сознания об обмане, который с каждым новым нападением толкает его все ближе к смерти...»

Герои русской классики в противовес испанской испытывали к быку искренние симпатии. В «Яме» у Куприна одна из проституток говорит: «Вот я, например, видала бои быков в Севилье, Мадриде и Марсели – представление, которое, кроме отвращения, ничего не вызывает».

Бык – излюбленный предмет деревенского интерьера, как, к примеру, у Лескова в «Несмертельном Головане»: «На этом же выгоне, или, лучше сказать, на узкой полосе, отделявшей наши сады заборами от оврага, паслись шесть или семь коров Голована и ему же принадлежавший красный бык «ермоловской» породы».

А поэзия?

Есть одно замечательное стихотворение украинского поэта позапрошлого века Степана Руданского «Гей, бики». Но для начала маленькая лирическая предыстория. Году этак в 1989 после окончания филфака я мучительно искал и не находил работу. И однажды пришел к своим знакомым журналюгам из «Ленинского знамени», а они меня послали в совхоз, названия уже не упомню, но, предположим, «Заветы Ильича». Поезжай, говорят, напишешь репортаж о том, как там и что. И я поехал. Встретил меня на черной «Волге» самолично председатель. Но самое запоминающееся событие случилось как раз в сельской школе, куда меня председатель отослал на урок литературы. Вел урок старый хохол, прочитавший стихотворение, которое я позже слышал не раз:

Та гей, бики! Зерно поспіє,

Обіллє золотом поля,

І потече ізнову медом

І молоком свята земля.

І все мине, що гірко було,

Настануть дивнії роки;

Чого ж ви стали, мої діти?

Пора настала! Гей, бики!

Поэт сравнивает быка с ребенком. И не напрасно. Ведь и вправду в войну на быках пахали, бык – это и «лошадиная сила», и мясо, и жизнь. И точно так же, как к корове в деревне относились как к родне, так и быка любили. Не каждый в деревне мог убить быка. И жила тонка, и жалко. Бабки моей жены, поповны, которые бежали в деревню от советской власти, приглашали на это действо деревенского мужика... Был он, конечно, не Хуан Гальярдо, но дело свое знал!

А в уголовной среде пошло гулять прозвище сильного и тупого человека – бык. Вспомним Федьку Быка, одесского медвежатника, в фильме «Зеленый фургон». Правда, его с особенной нежностью и проникновенностью сыграл Виктор Ильичев: «В одна тыща девятьсот тринадцатом году в Ростове Бык имел такой сейф... Бык открыл его на пари за 6 минут – и безо всяких инструментов!»

Словом, бык – существо творческое. Даже Зевс похитил дочь финикийского царя Агинора Европу, прикинувшись быком, как одесский медвежатник. Отсюда и пошли все эти Миносы и Минотавры. Чудовище с головой быка, которое произошло от амура жены Миноса, Пасифаи и опять-таки быка! А не случись этого божественного разврата, греческая мифология не досчиталась бы стольких увлекательных мифов и сюжетов. А живопись в лице Тициана, Веронезе, Рембрандта, Тьеполо, не говоря о Валентине Серове, совершенным образом бы осиротела!

Получается, что только литература обнесла быка своим вниманием. Ежели детские стихи про бычка – дело обыкновение, то взрослый бык не так воспламеняет воображение поэтов. У Некрасова в поэме «Кому на Руси жить хорошо» есть такие строчки:

Мужик что бык:

Втемяшится

В башку какая блажь –

Колом ее оттудова

Не выбьешь: упираются,

Всяк на своем стоит!

Не в пример быку – корова:

Если б жизнь твою коровью

Исковеркали б любовью,

То тогда бы ты, Пеструха,

Знала – почему!

Несомненно одно: все, кто каким-либо образом связан с быком, – люди фантастически пассионарные. Ролан Быков, Леонид Быков, Василь Быков… В конце концов, Дмитрий Львович, который хоть изначально и не Быков, но идет, как в песне Макаревича, «как бык на красный свет». Не менее талантливы все Бычковы!

В следующем году все обязательно образуется, если мы все так же будем молиться золотому тельцу и смиренно нести бремя невыносимой легкости бытия! 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Другие новости

Загрузка...