1
6376
Газета Я так вижу Интернет-версия

05.01.2022 10:11:00

Чего ожидать от переговоров в Женеве и Брюсселе

О предстоящих российско-американских и российско-натовских консультациях

Владимир Пряхин

Об авторе: Владимир Федорович Пряхин - член Совета Ассоциации российских дипломатов, доктор политических наук, профессор РГГУ, профессор кафедры дипломатии МГИМО.

Тэги: сша, надо, россия


Фото pixabay.com

Мир и Европа замерли в ожидании российско-американских и российско-натовских контактов 10 и 12 января по вопросам стратегической стабильности. Волну напряжения нагнетают СМИ, пытаясь уподобить складывающуюся накануне предстоящих контактов ситуацию с кризисом в октябре 1962 года вокруг Кубы.

Мне, как очевидцу тех - уже 60-летней давности - событий попытки провести такие аналогия представляются комичными… Тогда в сентябре- октябре 1962 года мы ложились спать в полном неведении, что будет завтра, если это завтра будет вообще. А кто мне не верит, может посетить музей Холодной войны на Таганке, где расскажут, что в те дни в то противоатомное убежище набилось в два раза больше людей, чем оно было способно принять. В основном за счет членов семей высокопоставленных советских и партийных работников.

Сегодняшняя ситуация коренным образом отличается от той, потому что, как это ни парадоксально звучит, но итоги предстоящих переговоров представляются весьма легко прогнозируемыми. Чего будут требовать американцы и натовцы от российских представителей? Отказа от "вторжения" в Украину. Что может быть проще, чем дать им соответствующие заверения? Ведь на Украину никто в России нападать не собирается.

В свою очередь, российские представители потребуют от США и коллективного Запада письменных гарантией от дальнейшего расширения НАТО на Восток и отказа от присоединения Украины к этому военному блоку.

И, конечно же, западные партнёры повторят свои риторические аргументы о том, что НАТО открыто для всех европейских государств, и присоединения к этой организации является правом любого суверенного государства, находящегося в территориальной сфере действия Организации Североатлантического договора.

При этом всем понятно, что они и так Украину в НАТО принимать не собираются. Как поведал свету генеральный секретарь этой организации Йенс Столтенберг, в НАТО нет консенсуса по этому вопросу. А согласно уставу организации, новый член может быть принят именно при наличии консенсуса, то есть достаточно какому-нибудь одному участнику альянса проголосовать против, и принятие будет заблокировано. Конечно, безусловным лидером НАТО являются США. И остальные члены организации выполнят любые их рекомендации. Но дело в том, что Вашингтон, обремененный проблемами на Тихом океане, как раз сам охотно воспользуется отсутствием консенсуса как «отмазой» для того, чтобы скрыть своё собственное нежелание обострять ситуацию с членством Украины в НАТО сейчас с тем, чтобы отложить ее на будущее. Непонятно, насколько далекое.

Что же касается европейских членов организации, то они никогда не пойдут на приём в организацию страны, находящейся в состоянии внутреннего конфликта, а точнее гражданской войны, которую развязало нынешнее руководство Украины против собственного народа, проживающего на юго-востоке страны. К тому же, если бы Украину приняли в НАТО, это означало бы, необходимость незамедлительного вступления альянса в войну с Россией, так как пятая статья устава организации гласит, что все ее члены должны поспешить на помощь, в том числе и своими вооруженными силами, стране НАТО, подвергшейся нападению. А именно как агрессию квалифицируют на Западе позицию России по войне Киева против самопровозглашенных республик Донбасса. Поэтому хотя никаких письменных гарантий ни американцы, ни натовцы российским представителям не дадут, в ближайшем, да и в более отдаленном будущем Украину в НАТО не примут.

Так в чём же тогда смысл предстоящих контактов?

Для России будет нелишне ещё раз застолбить свою достаточно простую позицию. Попытки расширения НАТО на восток встретят адекватную реакцию Москвы. Компетентные специалисты уже, можно в этом не сомневаться, соответствующие контрмеры разработали. Какие это контрмеры, остаётся пока неизвестным для широкой общественности, но практика гибридных войн показывает, что можно достаточно эффективно оказывать воздействие на любую военно-политическую ситуацию без прямого обозначения своего участия в ней и не доводя дело до прямого конфликта.

Здесь, кстати, есть ещё один вопрос, который на самом деле имеет решающее значение. На Западе очень популярно повторять бесспорную истину об абсурдности ядерной войны в современную эпоху. Тем более исключается применение ядерного оружия в густонаселенной Европе. Что не исключает, впрочем, планов размещения ядерных носителей в Восточной Европе – Польше и Румынии.

Но ведь по соотношению конвенциональных вооружений (самолеты, корабли, артсистемы, личный состав) НАТО многократно превосходит Россию. Когда-то польский военный министр проговорился, что превосходство шестнадцатикратное. В этом контексте призывы воздержаться от применения ядерного оружия в случае крупномасштабного конфликта звучат как "Рус, стафайся!", то бишь призывом к отказу России от защиты её национальных интересов. В этой связи будет полезно и в Женеве, и в Брюсселе процитировать западным коллегам соответствующие места из действующей военной доктрины Российской Федерации, которая гласит, что применение ядерного оружия российскими вооруженными силами возможно в случае возникновения прямой угрозы её или её союзников суверенитету и территориальной целостности. Этого будет достаточно для того, чтобы охладить любых «ястребов» Запада.

Но чего же хотят в таком случае наши партнёры по предстоящим переговорам? Уже сейчас ясно, что после 13 января будет раздута пропагандистская шумиха в том смысле, что мир может "вздохнуть с облегчением" - титаническими усилиями США и НАТО добились отказа России от агрессии против Украины. Естественно, что при этом никто не будет вдаваться в подробности и говорить о том, что никакой такой угрозы и не было.

Чего в действительности хотел бы Запад от Москвы, так это безоговорочного признания того, что Украина является с 2014 года безраздельной «сферой влияния» коллективного Запада. и что позиция Москвы в этом отношении никакой роли не играет. За этим плохо скрываемым желанием западных партнёров скрывается очевидный страх перед теми процессами, которые медленно, но верно идут в Украине. На сегодняшний день оппозиция прозападному режиму в Киеве пользуется поддержкой, по статистическим данным, четверти избирателей страны.

Обстановка в Украине меняется, меняется она и в России. Не меняется лишь то, что два наших братских народа, живущих по соседству, так или иначе будут вместе. Это вопрос времени. Конечно, речь не идёт о воссоединении в одном государстве. Да этого и не нужно. Украина есть Украина, Россия есть Россия. Но в равноправном союзе друг с другом они являются как раз той "сверхдержавой", возрождения которой на постсоветском пространстве так боялся американский политолог Збигнев Бжезинский. Между тем такое решение геополитической ситуации оптимально и вполне возможно

В порядке исторического примера такого развития событий стоит напомнить о следующем. В 2003 году, начиная непопулярную в Европе военную акцию против Ирака, президент Джордж Буш-младший заверил американцев, что вместе с ними против Саддама Хусейна выступает их «верный союзник» (staunch ally) Великобритания. При этом, конечно, президент воздержался от того, чтобы напомнить соотечественникам то, что они и так прекрасно знают, а именно, что против этого верного союзника они вели две многолетние кровопролитные войны за независимость, и в этих войнах их, кстати, поддерживала Россия. Точно так же, в направлении равноправного союза будут развиваться и отношения между Россией и Украиной.

И этого больше всего боится коллективный Запад. Он стремится вбить клин между Россией и Украиной со времён похода короля Карла ХII под Полтаву. С тех пор на Херсонщине сохранилось поселение скандинавских потомков, говорящих на старошведском диалекте. Наполеон, убедившись в крахе похода на Россию, бросился из Москвы не на запад, а на Юго-Запад, в надежде запастись в Украине провиантом и поднять новый бунт против "москалей". И мудрый Кутузов, который вопреки воле своих офицеров сдал французскому императору Москву, не допустил падения маленького Малоярославца только потому, что этот город закрывал французам дорогу на Украину. Да и в новейшие времена германский рейхсканцлер тридцатых годов в узком кругу сказал как-то: "Мы никогда не победим Россию, если не уверим украинцев и белорусов, что они не русские".

Вот и сейчас в новогодней речи федеральный канцлер уже новой Германии счел необходимым упомянуть о неизменной поддержке позиций Украины, то бишь официального Киева, находящегося под внешним управлением Запада. А что следует понимать под словами о неизменной поддержке? Не то ли, что если не сегодня завтра граждане независимой Украины пожелают демократическим путем сменить оккупационный, по своей сути, режим, то натовские войска вторгнутся на территорию Украины с тем, чтобы оказать ему поддержку? И не надо быть умудренным опытом стратегом, чтобы предвидеть: Москва не будет безучастно смотреть, как натовские танки занимают боевые позиции где-нибудь вблизи Бабьего Яра.

Есть ещё одна сторона данной темы. В дипломатии нередко сам факт переговоров превышает значение их реального содержания. Неслучайно ведь президент Байден, подытоживая итоги своих бесед с президентом России, упомянул об их «глобальном значении». О каком именно? Ведь Байден прекрасно понимает, что за развитием его контактов с Москвой самым внимательным образом следят в Пекине. И опять же не надо быть ясновидцем для того, чтобы чувствовать, как американские дипломаты пытаются посеять впечатление в КНР, что они-де вот-вот добьются какого-то успеха в том, чтобы склонить Москву к совместным действиям «во имя укрепления безопасности в Восточной Азии», как они называют свою политику сдерживания Китая. Причём наверняка в духе той самой челночной дипломатии, с миссией которой в своё время в КНР ездил ещё Генри Киссинджер, они будут уверять китайцев в том, что если Пекин не пойдёт на создание стратегического союза с Вашингтоном по модели "Большой двойки» Бжезинского, то тогда они заключат политическую сделку с Москвой за счет Китая.

Конечно, это лишь схема. Но именно по этой схеме действует дипломатия Байдена с самого начала его пребывания в Белом доме.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также