0
1451
Газета Войны и конфликты Интернет-версия

14.04.2000 00:00:00

Священник в камуфляже


ТРИЖДЫ за последние семь месяцев московский священник Константин Молчанов выезжал в Чечню. Был на передовой, освящал боевую технику, совершал молебны. Окрестил около 150 военнослужащих и сотрудников органов внутренних дел.

Отец Константин - настоятель храма Святителя Николая Чудотворца, расположенного в самом центре Москвы, и одновременно полковой пастырь Таманской дивизии. Официально такой должности в штате дивизии нет, однако отец Константин несет обязанности полкового священника уже в течение четырех лет.

Когда же в сентябре прошлого года один из полков дивизии отправился в Чечню, отец Константин, решив, что ему необходимо быть там вместе со своей армейской паствой, написал на имя Святейшего Патриарха Московского и всея Руси прошение.

Отец Константин вспоминает:

- Три дня наш полк добирался в военном эшелоне до Моздока. Ехали через всю Центральную полосу России, и я не раз видел, как женщины благословляли эшелон крестным знамением, а на станциях простые люди приносили нам еду, фрукты.

В Моздоке командир полка посоветовал мне переодеться в военный камуфляж, чтобы черная ряса не привлекала внимания бандитских снайперов. И потом все три недели я ходил в полевой форме. Лишь когда совершал требы, надевал священническое облачение. С собой я привез Песчанскую икону Божией Матери. Эта икона прошлым летом на самолетах российского МЧС совершала воздушный крестный ход, а вернее, перелет вдоль границ России.

На передовой я быстро понял, что священнику на войне не следует ограничиваться только своими непосредственными обязанностями, беседами, проповедями, молебнами. С разрешения командира полка я взял на себя и часть хозяйственных забот. Следил, чтобы солдаты были накормлены, организовывал полевые бани. На водовозке с водителем развозил на позиции воду. Дело это вроде бы не хитрое, но из-за неустроенности, неразберихи одна из наших рот из-за обстрела боевиков несколько дней оставалась без воды.

На передовой мне попалась какая-то брошюра военного психолога из внутренних войск, в которой давались советы, рекомендации, как действовать военнослужащим на войне в экстремальных ситуациях. Прочитал ее и был удивлен, как много из того, что внушаю солдатам на своих занятиях по основам вероучения, рекомендует военный психолог. В частности, он пишет о том, что необходимо военнослужащим, чтобы победить и выжить на войне. Первое - это умение постоянно контролировать себя, свое внутреннее состояние, мысли. Второе - дружить, ладить с сослуживцами. Третье - профессионально владеть военным делом, уметь стрелять, владеть техническими средствами, боевой техникой. Об этом неустанно говорю и я.

"Гоните от себя греховные мысли, не давайте сознанию останавливаться, зацикливаться на них, иначе они могут привести к негативным действиям, поступкам. Далее, - говорю я, - умейте общаться друг с другом. Возлюби ближнего своего, как самого себя,- гласит Евангелие. Конечно, трудно воспылать пламенной любовью к сослуживцу, если он человек нечестный, непорядочный, но, по крайней мере, не желай, не делай ему того, чего сам себе не желаешь. И конечно же, старайся в совершенстве овладеть своей военной специальностью". Так что, можно сказать, пастырская деятельность священника в войсках способствует повышению боевой готовности личного состава.

Во второй раз я летал в Чечню в составе делегации общественного движения "Россия Православная". Побывал в подразделениях внутренних войск, освятил два боевых вертолета, окрестил в Моздокском гарнизоне 90 военнослужащих. Вместе с делегацией навещал в гарнизонном госпитале раненых.

Третья поездка на Северный Кавказ была короткой. На этот раз я побывал в Веденском районе, где в тот момент - в середине февраля - находились подразделения Таманской дивизии. К сожалению, в полку, с которым осенью ехал в Чечню, за полгода боевых действий не обошлось без потерь, и, приехав на место дислокации, я первым долгом отслужил панихиду по погибшим. Привез с собой около 300 килограммов гуманитарной помощи - шоколад, вязаные шапочки, носки, а также нательные крестики, иконки. Помощь собиралась в Москве прихожанами нашего храма Святителя Николая Чудотворца и оказалась в Чечне очень кстати. Во время этого вояжа окрестил 20 солдат-контрактников. Могу сказать с твердой уверенностью, что вера в Бога, Божье слово, которое несет священник, очень помогает на войне нашим военнослужащим. Об этом много раз они говорили мне сами, да и я, как священнослужитель, знал такое и раньше и теперь вот убедился на собственном опыте.

Когда же недавно в одном журнале, издающемся для военнослужащих из стран СНГ, я прочитал статью какого-то автора, капитана 3 ранга, о том, что религия, вера в Бога делает солдат замкнутыми, эгоистичными, неспособными нести военную службу, то был, мягко говоря, шокирован. Ничего более наивного, с тех пор как у нас в стране было покончено с атеистической идеологией, не читал. На протяжении многих веков православие является синонимом патриотизма, служению Отечеству, людям. "Нет больше той любви, как положить жизнь свою за друзей своих", - гласит Евангельская заповедь.


Читайте также