0
635
Газета В мире Печатная версия

10.02.2001 00:00:00

Европа и Джордж Буш

Джулиано Амато

Об авторе: Джулиано Амато (Guliano Amato) - премьер-министр Италии.

Тэги: США, ЕС


ЧТО ЖДЕТ трансатлантические отношения в будущем? Этот вопрос понимается с приходом каждой новой американской администрации. Беспокойство об "усиливающемся атлантическом разрыве" существовало уже с начала 1970 годов. Поддерживание же этого беспокойства создает иллюзию о неизменности состояния трансатлантических отношений. Правда, тем не менее, состоит в том, что Соединенные Штаты и ЕС стремительно развиваются каждый по своему собственному пути. Следовательно, обе стороны Атлантики сталкиваются лицом к лицу с необходимостью управления еще более сложным комплексом отношений.

Необходимо противостоять еще двум соблазнам. С европейской стороны постоянно слышны заявления об "автономности" Евросоюза, его "независимости" от США. Европейцы не должны поддаваться этому искушению, поскольку движение от зависимости к равному партнерству не измеряется риторикой. Наоборот, европейцы должны принять на себя более справедливую долю трансатлантического бремени, создавая действительно общую европейскую внешнюю политику, и думать и действовать как региональная сила, имеющая глобальное влияние. Если евро будет успешно использоваться в качестве мировой валюты, что, я уверен, произойдет, и если европейские силы быстрого реагирования вскоре станут действительностью, что, по моему мнению, тоже случится, ЕС обеспечит себе предварительные условия для равного партнерства, а именно: направляя свои деньги и солдат туда, где для этого есть необходимость.

С американской стороны есть соблазн продолжать играть роль "единственной супердержавы", действуя в одностороннем порядке. Но это замаскированное под лидерство одиночество, в котором Америка отнюдь не заинтересована. Национальные интересы не могут достигаться в одностороннем порядке: глобальные интересы США наилучшим образом реализовываются при многостороннем сотрудничестве и работе международных структур.

Даже если с точки зрения вооруженных сил Америка останется единственной супердержавой, мощь вооруженных сил в ежедневном обеспечении внешней политики используется весьма ограниченно. Не меньше, чем Европа, Америка получит выгоды от эффективной системы глобального управления для достижения своих целей, будь то более свободная торговля, жизненно важный режим нераспространения ядерного оружия, сдерживание и предотвращение региональных конфликтов или более успешно регулируемые финансовые рынки. Для осуществления этой цели США имеют прямую заинтересованность в превращении ЕС в международный фактор.

Правда, Америка официально приветствовала начало формирования общеевропейской политики безопасности и обороны. Но остались повторяющиеся проявления нервозности США по поводу природы этого процесса. Американцы часто спрашивают, пойдет ли все это на пользу НАТО или связано только с внутренней европейской политикой. Мой ответ: объединенная Европа пойдет на пользу Атлантическому альянсу и вовсе не приведет, как некоторые полагают, к постепенному выходу Америки из европейских обязательств.

Цель ЕС - не дублирование структур НАТО или создание альтернативы Атлантическому альянсу. ЕС готовится к проведению действий совместно с США или только европейскими силами (в том случае, если НАТО примет решение не вмешиваться в кризисы, имеющие место в Европе или вокруг нее). Сконцентрированная не только на обороне - что останется прерогативой НАТО - Европа находится в процессе преобразования своей роли в сфере безопасности, чтобы стать региональным стабилизатором: роль, которую усилит расширение ЕС за счет принятия стран-кандидатов из Центральной и Восточной Европы.

В противоположность тому, о чем часто говорится в американском конгрессе, Европа уже сейчас несет на себе львиную долю бремени процесса поддержания мира на Балканах. Само собой разумеется, что там должен работать принцип "никакого налогообложения без представительства". Если внешняя и оборонительная политика Европы окажется успешной, НАТО должна стать более европейской организацией. Тем не менее Вашингтон не должен об этом беспокоиться: если европейцы будут рассматривать альянс как более европейскую организацию, они с большей вероятностью будут принимать на себя обязательства (в том числе и с точки зрения бюджета) для продолжительной успешной деятельности этой организации.

Подобная логика партнерства должна применяться и по отношению к расширению. Концепция Европы не непреложна, и это правильно. На основе широкого определения понятия безопасности и стабильности расширение ЕС так же важно, как и его углубление. Здесь общий трансатлантический подход, как к расширению ЕС, так и к расширению НАТО, способствовал бы стабилизации и интеграции Европы, что в интересах каждой из участвующих сторон.

Следовательно, новое и функциональное разделение труда между европейцами и американцами является возможным при условии сохранения контекста общих политических обязательств и разделения полномочий. К чему не следует стремиться, так это к строгому, вертикальному и искусственному разделению труда, при котором США будут играть роль одинокого мирового лидера, в то время как ЕС концентрирует внимание исключительно на расширении "дома" (с исключением США из вопросов обеспечения континентальной безопасности). Это сделало бы трансатлантическое соединение неустойчивым.

Противоядием здесь является истинное разделение выборов и решений. Если должны приниматься решительные меры, здоровое партнерство предполагает, что их обсуждение будет открытым и честным. Примером может стать вопрос о поддержании системы ПРО 1972 г. Неважно, какой политики будет придерживаться администрация Буша, она должна принимать во внимание европейские опасения и сомнения.

Если европейцы хотят получить желаемое влияние по этому вопросу, они должны играть унитарную роль, скажем, поощряя повторное проведение переговоров с Америкой по ПРО. Это предотвратит противостояние с Москвой, которая остается фундаментальным фактором равновесия безопасности в Европе, и ухудшение и без того нестабильной ситуации в Азии.

Новое разделение труда будет зависеть не только от экономики, но и от безопасности. Стабильное евро делает возможным и желаемым более крепкое сотрудничество, а интеграция трансатлантического рынка станет толчком для развития наших экономик. Прочные европейско-американские обязательства являются необходимым условием для оживления ВТО.

Здесь, впрочем, необходима серьезная переоценка наших тактик ведения переговоров. ВТО, а также МВФ и Всемирный банк должны лучше понимать потребности тех обществ, которые наиболее чувствительны к глобализации. Мы должны более открыто и убедительно протягивать руку всему остальному миру. Саммит "большой восьмерки", который состоится в этом году под председательством Италии, станет проверкой подобной решимости.

Обновленное европейско-американское партнерство, основанное на наших собственных инструментах внешней политики, принесет пользу обеим сторонам. ЕС правильно стремится к осуществлению функции коллективного фактора. Как и Европа, Америка меняется с точки зрения демографического и социального состава, экономических и политических структур, геополитической ориентации и национальной психологии. Разумеется, что трансатлантическое разнообразие время от времени может вызывать размолвки и перебранки. Тем не менее взаимопонимание и партнерство остается единственным решением.

Деятельность в контексте многосторонней договоренности, несмотря на свою утомительность, стабильно служит национальным интересам Соединенных Штатов и Европы, а не препятствует им. Более сильный ЕС является естественным партнером Америки, в редких случаях - конкурентом, но никогда - противником. А убедить в этом общественность с обеих сторон Атлантики и призваны правительства.

Рим
╘Project Syndicate


Читайте также