0
2953
Газета В мире Печатная версия

22.03.2020 21:05:00

Армию Хафтара обвинили в импорте коронавируса

Ливийцы боятся заражения из-за сирийских наемников

Тэги: ливия, гражданская война, коронавирус, наемники, хафтар, сарадж


Фото Hazem Turkia/Anadolu Agency via Getty Images

Наемники могут завезти COVID-19 в Ливию. С таким утверждением выступило Правительство национального согласия (ПНС) в Триполи. По его оценкам, солдаты удачи, прибывшие из Сирии сражаться на стороне командующего Ливийской национальной армией (ЛНА) Халифы Хафтара, контактировали с бойцами ливанской группировки «Хезболла» и с иранскими советниками. А Иран – один из опаснейших очагов заражения.

Заявление ПНС приводит британская газета Financial Times. Кабинет министров, базирующийся в Триполи, утверждает, что участие сирийцев в ливийском конфликте может вызвать катастрофу с точки зрения распространения COVID-19. Представители ПНС указали на интенсивные перелеты, которые совершает сирийская авиакомпания Cham Wings.

Этот перевозчик, который тесно связан с видным бизнесменом Рами Махлуфом, двоюродным братом президента Сирии, занимается, по данным экспертов, переброской бойцов в североафриканскую страну, чтобы те могли компенсировать потери ЛНА и увеличить ее шансы в продолжающемся наступлении на Триполи.

Эти сирийские «солдаты удачи», как указывают в ПНС, представляют собой опасность из-за военной деятельности в других частях Ближнего Востока и из-за связи с советниками иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и с эмиссарами группировки «Хезболла», которая считается креатурой КСИР. А в самом Иране ситуация действительно катастрофическая. Согласно последним официальным данным, число заболевших в Исламской Республике составляет 20 610, по меньшей мере 1556 летальных исходов зарегистрировано. Что касается Сирии, то узнать о реальном количестве инфицированных невозможно из-за продолжающихся боевых действий и находящейся на военном положении системы здравоохранения.

Накануне глава ПНС Фаиз Сарадж в рамках борьбы с коронавирусом распорядился ввести на подконтрольных ему ливийских территориях комендантский час. Теперь по указу триполийского кабинета министров ограничения на передвижения будут действовать с шести вечера до шести утра. Представители Триполи помимо этого сообщили о прекращении международных рейсов из всех аэропортов, которые находятся в подконтрольных им районах. Правда, все эти запреты не будут действовать в отношении транспортных самолетов, полетов официальных делегаций и внутренних рейсов. ЛНА на этом фоне осторожно заявила, что изучает вопрос временного режима тишины для борьбы с коронавирусом в стране.

Однако наивно полагать, что боевые действия, как и транспортировка военных грузов, будут прекращены. Официальный представитель ЛНА генерал-майор Ахмед аль-Мисмари 20 марта заявил, что силы Хафтара не отказываются от своих планов по захвату Триполи. «После освобождения Триполи будет сформировано правительство единства, одобренное действующим парламентом для служения ливийцам и урегулирования кризисов, а также для подготовки к будущим выборам», – выразил уверенность он. По словам военачальника, основную проблему для бывшей Джамахирии представляет растущая интернационализация конфликта – в частности увеличение военного присутствия Турции, союзницы ПНС.

Эксперт Российского совета по международным делам Антон Мардасов напомнил «НГ», что информация о сирийских боевиках, участвующих в боевых действиях на стороне хафтаровских сил, появилась в январе 2020 года. «Сначала говорили об участии представителей 66-й бригады 25-й дивизии Сирийской арабской армии (САА), затем – об отрядах из друзской общины Восточной Гуты, – обратил внимание аналитик. – Эта информация совпадала как с данными публичного портала Flightradar о перемещении российской авиации из Хмеймима в Бенгази, так и с информацией из других источников о попытках сформировать новое (рассчитанное на отправку в Ливию. – «НГ») ополчение в пригородах Дамаска и курдских районах Сирии».

Мардасов отмечает, что подобные сведения нуждаются в проверке, но сообщения о переброске сирийцев в Ливию по времени совпали, во-первых, с официальным сближением Бенгази и Дамаска, а во-вторых, с увеличением дипломатической активности Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ), которые ради борьбы с турецким влиянием стали поддерживать не только Хафтара, но и сирийское правительство. «Да и, потом, сложно представить, что в процессе переброски сирийских проправительственных сил так или иначе не задействован Иран, который вводил ополчения в состав САА и проявлял интерес к контролю над всеми процессами, связанными с военной и экономической тематикой в Сирии», – говорит эксперт.

Несмотря на собственный кадровый дефицит, гипотетически Дамаску выгодно хотя бы символическое участие в ливийском конфликте, убежден аналитик. «Это позволяет сымитировать активную внешнеполитическую деятельность и получить дополнительные очки в глазах тех же ОАЭ, которые обещают через трастовые компании вложиться в восстановление инфраструктуры на юге Сирии, – заявил Мардасов. – Возможно, в этом процессе есть место иранским доверенным лицам, которые на стороне Хафтара могут выступать единым фронтом с просаудовскими мадхалитами (ветвь салафитов. – «НГ»), включенными номерными бригадами в состав ЛНА. Эти силы могут быть разбросаны по фронту и не контактировать друг с другом».

Аналитик подчеркивает, что в тактическом сотрудничестве государств – региональных антагонистов нет ничего удивительного. 


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Другие новости

Загрузка...