0
3594
Газета В мире Печатная версия

01.07.2021 19:15:00

Китайская модель вдохновляет страны, где нет демократии

На Западе популярность КНР и ее лидера упала

Тэги: китай, кпк, компартия, экономика, достижения, китайская модель

On-Line версия

Си Цзиньпин с трибуны площади Тяньаньмэнь рассказал об успехах, достигнутых страной благодаря мудрому руководству Компартии. Фото Reuters

Выступая на торжествах в честь 100-летия КПК, председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что в стране искоренена абсолютная бедность и построено общество средней зажиточности. В опыте ускоренной модернизации Китая, или, как его именуют официально, строительства социализма с китайской спецификой, некоторые политики в государствах Азии и Африки видят для себя образец. Пекин поощряет такие настроения и даже решил издать краткий курс истории партии на английском языке. Но, по мнению эксперта, КНР в отличие от Советского Союза не навязывает другим свои рецепты, а продвигает их в геополитических целях.

В своей речи на площади Тяньаньмэнь Си подчеркнул, что Китай умеет не только разрушать старый мир, но и строить новый. Первая задача – преодоление бедности – решена. Теперь нужно решить вторую задачу – превратить Китай к 100-летней годовщине КНР в 2049 году в сильное демократическое социалистическое государство.

Даже на Западе теперь признают достижения Китая в социально-экономическом развитии. Ведь еще 40 лет назад Китай был бедной страной. Неудивительно, что в развивающемся, или третьем, мире, как его раньше называли, все чаще говорят, что нужно освоить китайский опыт и двигаться по аналогичному пути. Так, премьер-министр Пакистана Имран Хан назвал китайскую модель альтернативой западной демократии. «Раньше нам говорили, что лучше нее ничего нет. Но КПК достигла гораздо лучших результатов без демократии. Ее система отбора талантов и выращивания их лучше, чем демократическая система», – сказал он.

Как передает газета South China Morning Post, Эфиопия, одна из самых бедных стран Африки, пыталась копировать китайскую модель управления экономикой, создавая специальные экономические зоны, стимулируя рост, при котором приоритет отдавался инфраструктурным проектам. Возводились небоскребы, дамбы, шоссейные и железные дороги, но никаких значительных политических реформ не проводилось. Источником вдохновения китайская модель стала и для Зимбабве, Замбии и Танзании.

Тим Зайонтз, научный сотрудник Университета Stellenbosch в ЮАР, говорит, что переориентации Африки на Китай способствовало то, что неолиберальная экономическая политика оказалась не в состоянии ускорить социально-экономическое развитие на континенте. С ним согласен Орвилл Шелл, директор Центра Азиатского общества в Нью-Йорке: «Китайская модель обеспечила экономический прогресс. Но за это приходится платить. Люди вынуждены жить в обстановке авторитарного, даже тоталитарного правления».

В беседе с «НГ» Александр Лукин, глава департамента международных отношений ВШЭ, отметил: «Хотя КПК собралась издать краткий курс своей истории на английском языке, это не значит, что она пошла по пути, проложенному Советским Союзом. (Напомним, что в СССР в 1938 году был издан Краткий курс истории ВКПБ. – «НГ».) СССР навязывал свою систему или по крайней мере старался объяснить другим странам, что им с такой системой будет лучше. Китай такой задачи не ставит. Я думаю, цель иная. Китайское руководство хочет объяснить другим странам, что его версия истории Китая правильная. Это не получается. Ведь никто не верит в китайскую официальную версию, так как она, мягко говоря, необъективна».

Эта версия гласит, что Китай в ХIХ веке все угнетали. Потом Коммунистическая партия пришла к власти, объединила Китай, привела его к процветанию. «В Пекине хотят, чтобы с этой схемой согласились и за границей. Но она полностью идеологизирована, в нее не верят. Другое дело, что Китай за 40 лет сделал громадный рывок, и этот рывок может быть привлекательным для развивающихся стран, которые хотели бы его повторить. Особенно привлекательным этот опыт кажется некоторым авторитарным режимам, где существуют лидеры или партии, не желающие уходить от власти», – полагает эксперт. Вопрос о том, применим ли на практике китайский опыт модернизации в других странах, не имеет однозначного ответа, подчеркнул он. «Тут уместно вспомнить советский анекдот. Армянское радио спросили, может ли СССР повторить японский рывок. Радио ответило, что не может, так как в СССР мало японцев», – заключил Лукин.

Пока политологи спорят о китайской модели, Исследовательский центр Pew, базирующийся в США, провел опрос в 17 странах с развитой экономикой. Опрос показал, что неблагоприятное мнение о Китае или о Си Цзиньпине, которое сложилось в прошлом году, таким же в основном и осталось. Во всех 17 странах, кроме одной, большинство опрошенных сказали, что мало доверяют или вообще не доверяют лидеру Китая. 

За торжествами в Китае внимательно следили и авторы российских общественно-политических Telegram-каналов. Например, «Мюсли вслух» пишут: «Кстати, именно Мао Цзэдун установил 1 июля как день основания КПК. В 1938 году он в своей речи сказал: «1 июля этого года мы празднуем 17-ю годовщину образования КПК». Спорить никто не стал, отпраздновали и с тех пор считают днём рождения партии 1 июля 1921 года, хотя I съезд КПК состоялся 23 июля - 5 августа 1921 в Шанхае».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также