0
3426
Газета В мире Печатная версия

26.08.2021 19:12:00

Внешнюю политику Ирана ждет плавное ужесточение

Новый министр иностранных дел сконцентрируется на Азии и соседних странах

Тэги: иран, кабмин, внешняя политика, дипломатический скандал


На фото Амир Абдоллахиян. Фото сайта parstoday.com

Новый состав иранского правительства приступил к работе 26 августа. Утвержденный накануне кабинет министров провел первое заседание, в ходе которого объявлено о принятии декларации руководителей народного правительства. Министерские портфели ожидаемо распределены между представителями консервативного крыла политической элиты. Несмотря на это, эксперты утверждают, что переход от линии президента-реформиста Хасана Рухани к более «ястребиной», скорее всего будет плавным.

Рассмотренная на заседании декларация включает 10 пунктов, которых должны придерживаться новые министры. В список входят: противодействие коррупции, уважение верховенства закона и приоритизация потребностей общества в процессе принятия государственных решений.

Вотум доверия правительству, предложенному Раиси, был вынесен накануне. Единственной фигурой из выдвинутых президентом 19 кандидатов, которая не получила одобрение, стал Хосейн Багголи, претендовавший на пост министра образования.

Министром иностранных дел стал опытный дипломат Амир Абдоллахиян. Его предшественник Мохаммад Джавад Зариф успел выступить с поздравлением. «Желаю ему, министерству и его представителям, а также новой администрации успехов в международных отношениях», – заявил бывший глава МИДа.

В своем Twitter Абдоллахиян заметил, что политика нового кабмина будет сконцентрирована на Азии и соседних странах. Он добавил, что «намерен следовать сбалансированной, активной и умной дипломатии на основе принципов достоинства и мудрости».

Новые назначения между тем успели привести к дипломатическому скандалу. Власти Аргентины выступили с критикой назначения Мохсена Резаи вице-президентом по экономическим вопросам и Ахмада Вахиди министром внутренних дел. В южноамериканском государстве двух политиков подозревают в причастности к теракту, который произошел в Буэнос-Айресе в 1994 году. Тогда мишенью террористов, которых связывают с Ираном, стал еврейский культурный центр. МИД Аргентины в этой связи заметил, что назначение Вахиди и Резаи «представляет собой оскорбление для аргентинского правосудия и жертв ужасного теракта».

«Правительство Аргентины в очередной раз настойчиво просит правительство Ирана в полной мере содействовать аргентинскому правосудию и сделать так, чтобы лица, обвиняемые в участии в теракте у еврейского центра, предстали перед компетентным судом», – говорится в заявлении внешнеполитического ведомства.

Как заявил «НГ» проживающий в Иране эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) Никита Смагин, кабмин по своему составу вполне отвечает статусу Раиси как консерватора. «Это консервативный реванш, – пояснил аналитик. – Очень яркий факт – то, что из 19 предложенных министров 9 так или иначе входили в кабмин при ультраконсерваторе Махмуде Ахмадинежаде. Что называется, «ястребиный» подбор, но это относится к внутренней политике. При этом нужно сказать, что примерно в тот момент, когда утверждался кабмин, было еще одно назначение – заместителем президента стал Резаи». Это основной соперник Раиси в прошедших выборах, который является консерватором, напомнил аналитик.

«Это человек Корпуса стражей исламской революции в политике, – отметил Смагин. – То есть это история про то, как Раиси пытается консолидировать консервативный лагерь вокруг себя. Несмотря на такую консолидацию, когда в полностью консервативном парламенте происходило одобрение кабмина, некоторые назначения все равно вызвали достаточно резкие комментарии. Предполагалось, около четырех министров не будет назначено, но в итоге удалось продавить все таким образом, что из 19 министров не был утвержден только один – министр образования. Далеко не самый важный». Это, по словам исследователя, свидетельствует о том, что в лагере сторонников жесткой линии полного единства все равно не существует.

«Если брать внешнеполитическое направление, а именно – министра иностранных дел и министра обороны, нужно сказать прежде всего, что министр обороны в Иране – далеко не самая важная должность в плане безопасности, – рассуждает собеседник «НГ». – Самый влиятельный человек в этой сфере – это глава Генштаба. Он назначается не президентом».

Что касается министра иностранных дел, то Абдоллахиян – это бывший советник в парламенте и тот человек, который долгое время работал в МИДе: он был заместителем главы ведомства, обращает внимание эксперт. «Это консерватор, но умеренный, который имеет опыт дипломатической работы, – пояснил Смагин. – Что важно: он регулярно публично высказывается положительно о России, о ее роли в регионе».

На этом фоне аналитик не ожидает, что в иранском внешнеполитическом ведомстве произойдут радикальные кадровые перестановки, которые приведут к каким-то качественным изменениям. «Это будет, наверное, плавный разворот в сторону консервативной линии, – предположил Смагин. – Вообще в целом внешняя политика Ирана, судя по заявлениям Раиси, судя по его позиции, не должна меняться резко. Это будет постепенный разворот в сторону более жесткой постановки вопроса».

В этом смысле для России правительство во главе с новым президентом Раиси вряд ли будет означать серьезные изменения в отношениях с Ираном. «Иранская правящая элита придерживается примерно того же подхода, который был при предыдущей администрации, что Россия является незаменимым партнером в ряде вопросов. Это не союзник, но важный партнер, с которым нельзя не продолжать взаимодействие», – заключил собеседник «НГ». 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Другие новости

Загрузка...