Оганесон: открытие, которого не должно было быть

Про него, уроженца Ростова-на-Дону, не будет никаким преувеличением сказать, что теперь он встал в один ряд с Менделеевым и Эйнштейном, с Резерфордом и со своим учителем академиком Флеровым. Почему? В честь них были названы предыдущие "именные" элементы таблицы Менделеева — менделевий, эйнштейний, розерфордий, флеровий. А с недавнего времени официально зарегистрирован и открытый Юрием Оганесяном 118-й — оганесон. Что это за элемент, академик Оганесян рассказал "Вестям в субботу" в подмосковной Дубне, в Объединенном институте ядерных исследований.

В Дубне "Вестям в субботу" предстояло оглядеть такие хитросплетения загадочных проводов и проводочков, труб и трубочек, что меня, гуманитария, поначалу охватила просто паника. Но академик Оганесян на то и есть поразительно юморной человек, что знает, как вернуть тебе чувство уверенности.

"Это вы гуманитарий, вы создаете. Мы познаем, а вы создаете. В этом и есть разница", — говорит Оганесян.

- Это комплимент.

- Поэтому вы делаете абсолютные ценности. А наши ценности относительные.

У своего ускорителя Оганесян совершает, на первый взгляд, странный поступок — начинает снимать часы. Так он готовит нас к встрече со своим магнитом.

"Это магнит, — рассказывает ученый. Синее — это Северный полюс, внизу — это Южный полюс. Это, как магнит, а между ними камера, которая из алюминия сделана. И в этой камере глубокий вакуум, одна миллиардная атмосферы".

- И оттуда вывалился кусок оганесона?

- Нет, вываливается в другом месте.

Что вываливается?

- Если совсем по-простому, что вы открыли?

- Мы открыли то, что лет 30 тому назад не должно было быть.

- То, что вы открыли, строго говоря, — инертный газ.

- Может быть, и нет.

Вот те на! Академик и сам не знает, что открыл? Нет, похоже, без теории мы не обойдемся. Проходим экзамен.

Теория относительности Энштейна — то, что, считает академик Оганесян, хорошо было бы учитывать, когда другой наш великий соотечественник академик Владимир Фок с помощью квантовой механики по новой рассчитал таблицу Менделеева.

Бог мой, для гуманитариев пошли совсем непонятные слова. Кстати, о Боге. Точнее о золотых куполах на церквях.

"Древние купола, особенно в Европе, покрыты золотом. Технология была такая: берешь ведро с кистью, окунаешь в ртуть, мажешь жестяной купол, а после этого — тонкий слой золота, и он прилипает химически навеки. Мало кто знает, что если нагреть такой купол до 160 градусов, можно обратно этот листочек убрать. То есть энергия связи может быть", — рассказал Оганесян.

- Опасный совет.

- Это есть амальгама ртути. 112-й элемент сверхтяжелый будет давать амальгаму?

- Не знаю.

- Вот такой эксперимент был сделан здесь. Будет давать.

Опять пошли сложные термины? Тогда давайте еще образы. Кладка кирпичей. Известные в его времена 63 элемента Менделеев сложил так, что они не просто легли в стройную кладку, а легли так, что стала очевидна именно что периодическая смена их свойств. И, как понятно сегодня, Менделеев словно выстроил тем самым мостик к пониманию того, что, наверное, в каждом кирпиче есть и еще какие-то миниатюрные кирпичики. Так ведь они и обнаружились, атомы. Сегодня ученые работают с миниатюрными уже и отрезками времени. Взять тот же оганесон.

- Сколько он живет?

- Одну тысячную долю секунды.

Открытый Оганесяном оганесон в таблице уже 118-й. Но подождите, ведь такой замечательный физик, как Нильс Бор, предсказывал, что элементов не может быть более ста!

Капля! Вот образ, который получался из представлений Бора об атоме. Но капля, если она падает из крана, то летит целехонькая, а, как выяснилось в середине 40-х, каплю, атом можно расщепить.

Ядерное оружие — это, конечно же, очень страшно, но оно, способное уничтожить человечество, по идее, было и венцом изысканий. Если считать микроскопические запасы природного плутония на урановых месторождениях в ЮАР, то вместе с ними в земле были обнаружены все 93 элемента, которые существуют в естестве. Не вызов ли природе все последующие работы физиков-ядерщиков по искусственному синтезу постурановых элементов? А кто-то скажет, не вызов ли это Создателю?

- Но ведь Бог задумал мир таким, какой он есть, и все должно закончиться на 93-м, а вы покусились на основы мироздания. То есть у вас нет ощущения, что вы боги?

- Нет. Мы просто на планете своей очень мало знаем о том, что происходило до того, как она образовалась. И тогда, конечно, было элементов больше. Но они не дожили до наших дней, распались. Мы пытаемся получить то, что живет значительно меньше, чем возраст Земли, чем возраст Солнечной системы, то есть уходим назад, в момент мироздания.

Восстанавливая материальную историю нашей Вселенной, ученые оперируют еще одним красивым образом — кораблем, который идет себе по океану высокой науки, но гребет в свой невод и массу всего вроде бы побочного, но очень полезного в практической жизни. Например, в соседнем с большим ускорителем помещении работает его "младший брат". И здесь звучит не очень привычное для нашей науки словосочетание — "прибыльное производство, бизнес".

Оганесян показывает сверхувеличенное фото человеческого волоса и в том же масштабе дырочки, которые получаются на пленке после спецобработки. Диаметр дырочек — один микрон. Диаметр бактерий, например, — сорок. Получается мембрана. «Можете пить воду из лужи. И будьте абсолютно спокойны — ни одна бактерия не пройдет», — заверяет ученый.

Отличное изобретение и для армии, и для медицины. А что это все породило? Породили работы по тому самому оганесону. А ведь всего-то какая-то тысячная секунда жизни, какой-то один атом в месяц, вот, кстати, почему все свойства этого нового элемента до сих пор не изучены. Изучают ученые во всем мире. Даже сейчас Дубна не прерывает отношений в том числе и с Америкой.

- Политика не помеха?

- Абсолютно не помеха. Это очень хорошо. И, может быть, в этом есть какая-то правда, что это интеллектуальное общение людей в конце концов выведет, мне кажется, на нормальный уровень взаимоотношений. И это так необходимо и так хорошо, потому что сегодня получить какой-то значимый результат одной группой, даже одной страной невозможно.

Еще один образ, подсказанный нашим собеседником – острова. Дело в том, что на 100-м элементе, фермии, обнаружилось, что впереди у корабля физиков если и есть, то уже только элементы-острова, которые искать и искать. А вот "материк" стабильных элементов остался за кормой. Вот почему с начала XXI века во всем мире открыто всего шесть новых элементов. Почему же пять из шести открыты в России? А потому, что именно у нас есть те самые чудо-ускорители с их супермагнитами-похитителями часов.

Чуть подробнее о том, как работают те самые ускорители. Новые элементы получают, сливая ядра более легких. И даже если вы только притворяетесь, что что-то уже понимаете в физике, нельзя не поразиться одной только цифре: для того чтобы частицы соприкоснулись, их разгоняют в ускорителе до скорости в одну десятую скорости света, что колоссально!

Первая съемка совсем нового ускорителя, который монтируют в Дубне и который будет работать уже с металлом титан. «Это будущее, которое позволит нам синтезировать новый элемент», — говорят помощники Оганесяна.

Подобрались ученые в Дубне к краю чего-то совсем невиданного. "Мы пришли к так называемой границе таблицы Менделеева, вернее, периодического закона. Элементы могут быть и дальше. Это мы увидели, потому что они живущие. Мы их видим, синтезируем, измеряем", — отметил Оганесян.

- В общем, вам есть чем заняться?

- Не только мне, но и моим правнукам, наверное.