Тема:

Поправки в Конституцию 2 недели назад

Доброжелательность московской полиции сорвала провокации несогласных на Пушкинской площади

Можно было бы это оправдать заботой организаторов об участниках, но это не так, потому что организаторы верещали по всем соцсетям, мол, приходите. Но не пришли. Протестный митинг на Пушкинской в Москве выдохся, не успев начаться. 400 человек и вежливая полиция, которая даже раздавала маски.

Она поступила на службу в МВД ещё шесть лет назад. А сейчас учится на пятом курсе университета, где получает юридическое образование. Ирина Бодрова, она же "самый милый полицейский", чью личность сегодня — с её собственного согласия — раскрыла "Комсомольская правда".

Именно та сотрудница, которая днём ранее заботливо и дружелюбно раздавала медицинские маски так называемым "несогласным" — участникам сходки на Пушкинской площади Москвы. Чем, похоже, без особого труда сломала оппозиционный шаблон. Ждали-то — и, вполне допускаем, даже хотели — жёсткого силового разгона ради фото в соцсетях и западных СМИ.

Однако, в итоге, оказались, по сути, обезоружены вежливостью и доброжелательностью девушки-сержанта. Ну а с другой стороны — было бы кого разгонять. Вопреки обещаниям несистемных персонажей вывести на улицы десятки тысяч человек против поправок к Конституции, вчерашние кадры из столицы говорят сами за себя.

Ничтожное малое количество манифестантов. Которые, к тому же, надолго в месте сбора не задержались. Постояли, вяло побродили и благополучно разошлись.

Да и о какой поддержке может идти речь, если инициаторы этого действа даже сторонников своих пригласить нормально не смогли. На, с позволения сказать, афише – геоточку перепутали. Но и тех, кто таки сумел найти место проведения мероприятия – оказалось немного.

"Из этих 400 – возьмем верхнюю планку — порядка ста были журналистами. Участников было еще меньше. Можно было бы это оправдать заботой организаторов об участниках, но это не так, потому что организаторы верещали по всем соцсетям, мол, приходите", — отмечает Алексей Мухин, директор Центра политической информации.

Но, докричаться не удалось. Пришли в основном довольно странные персонажи. Удивляя немногочисленных собравшихся порой неожиданными лозунгами. Например: "И лишь мировая революция, и международный социализм смогут помочь миру!"

И все как один, выступающие, считали своим долгом залезть на постамент, поближе к фигуре поэта. Жались к граниту, выкрикивая заученные фразы. Вежливые замечания полицейских предпочитали игнорировать. "Имейте уважение к поэту – мы вас не затыкаем, вы с памятника слезьте. Ну, как-то не солидно. У нас же свобода слова, вы просто с памятника слезьте. Россия будет свободной – да будет, будет. Спуститесь, пожалуйста", — увещевали стражи порядка собравшихся.

Мало того, что акция несогласованная, так еще и собравшиеся в большинстве своем были без масок. За исключением, пожалуй, одного молодого человека, изображавшего лягушонка.

Проблему вирусной беззащитности решила сержант полиции Ирина Бодрова, став без преувеличения настоящей героиней этой акции. "Большая часть была журналистов, среди них были обычные люди, у них не было никаких сизов – ни масок, ни перчаток, а у нас еще режим никто не отменял. Со всеми посовещавшись, мы решили позаботиться о гражданах и раздать маски", — вспоминает Ирина Бодрова, старший сержант полиции.

Пришедшие продолжали слоняться по площади. Видимо, понимая, что в меньшинстве, быстро расходились. Ведь цели этой акции пришедшим, судя по всему, были слабо понятны. "Когда идет речь о поправках, они не понимают, что это такое. Надо открыть, почитать – а открывать тексты, учебники читать. Простите, такого нам не задавали", — поясняет Роман Голованов, корреспондент отдела внутренней политики ИД "Комсомольская правда".

Да и как понять смысл мероприятия, когда даже его организаторы внятно не могут сказать, против чего протест. Ведь высказать свою позицию на голосовании никто не запрещал. "Люди спокойно проголосовали, кто за, кто против – ни у кого нет желания выходить и устраивать истерику для иностранных камер – просто нет", — считает Илиас Меркури, блогер, журналист.

Вот и получается – сбор против демократичного выбора большинства. Идея, заранее обреченная на провал. "Чтобы предъявлять политические требования, нужно иметь за собой поддержку. Если ты столкнулся, что было понятно еще до вчера, что люди проголосовали так, как проголосовали. И заявлять протест против того, как народ проголосовал. Можно, конечно, сказать, что я не согласен – выйти сказать, я не согласен. Но сказал и ушел – последствий за этим никаких", — считает Максим Кононенко, журналист.

Хотя, последствия, наверное, все-таки есть. Грязь от ботинок на постаменте. Более значимых следов участники подобных сборищ, видимо, оставить уже не способны.