Тема:

Коронавирус 8 минут назад

Тайна шиповидного белка: коронавирус лишат ключа к организму

Ученые уже подводят некоторые итоги пандемии коронавируса COVID-19, назван наиболее пострадавший от коронавируса город мира. Это итальянский Бергамо. Там с 20 февраля по конец марта смертность увеличилась на 568 процентов. При этом у местных жителей и самый высокий уровень антител, почти у 57 процентов они обнаружены. Правда, российские специалисты утверждают, что важно выяснить, есть ли у человека, перенесшего COVID-19, особый тип антител к шиповидному белку, дающему вирусу ключ к организму.

Среди людей, у которых уже есть антитела к коронавирусу, ученые теперь ищут тех, у кого защита от инфекции максимальна. Это имеет огромное значение для науки и медицины. А возможным это стало благодаря тестам, которые придумали в институте Гамалеи. Массовые анализы на антитела, которые используют для скрининга коллективного иммунитета, достоверно говорят лишь о том, встречался ли организм с вирусом. На устойчивость к инфекции указывают антитела особые. Они вырабатываются к S-белку в короне вируса, за счет которого он проникает в клетки. Если иммунная система умеет блокировать S-белок, патоген просто не может зайти в клетку, а значит точно не вызовет болезнь.

"Наличие этих антител в крови исследуемого пациента говорит о том, что данный человек будет защищен от вируса, если он с ним в последующем встретится", — поясняет директор НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Н. Гамалеи Александр Гинцбург.

Редкие кадры: в мешке ученые искусственно выращивают те самые белки коронавируса. Затем их наносят на планшет. И в каждую лунку добавляют плазму пациентов. Если антитела к белку есть, то реагент изменит цвет.

"Мы взяли этот белок как мишень и при помощи иммунно-ферметного анализа (ИФА) ведем поиск, есть ли у человека в крови такие антитела, которые способны заблокировать проникновение вируса в клетки", — рассказывает заведующий лабораторией иммунно-биотехнологии НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Н. Гамалеи Александр Щебляков.

Новая тест-система уже активно используется в больницах. С ее помощью оценивают плазму доноров, которую потом переливают самым тяжелым пациентам. Выбирают именно ту кровь, которая точно окажет лечебный эффект.

"Мы начали проводить отбор доноров по содержанию этих антител, а потом уже приглашать и на донацию. Только плазма с высоким содержанием антител, как мы считаем, окажет максимальный клинический эффект", — добавляет заведующий отделением клинической, производственной трансфузиологии и гравитационной хирургии крови ГБУЗ "НИИ СП имени Н.В. Склифосовского" Александр Костин.

А еще новые тесты нужны для оценки эффективности вакцины. Если в доклинических испытаниях привитых мышей просто заражали вирусом и наблюдали, то в клинических тестах на добровольцах, первыми из которых стали разработчики, новые тесты станут главным подтверждением того, что вакцина работает.

"У нас есть защитные титры, у разработчиков. Когда мы получим разрешение на испытание вакцины, мы будем использовать свою тест-систему для оценки эффективности этой вакцины для того, как вы уже совершенно верно сказали, чтобы не заражать людей", — подчеркивает директор НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Н. Гамалеи Александр Гинцбург.

Разрешение на клинические испытания вакцины ожидают получить со дня на день. Если они пройдут успешно, то уже к осени разработку можно будет запускать в массовое производство. Остается надеяться, что вторая волна не начнется раньше. Шансы есть.

"Под действием солнечного излучения, которое в том числе содержит и радиацию, вирус мутирует. И большинство мутаций, которые возникают, вирусу на пользу не идут", — говорит Александр Гинцбург.

К тому же иммунитет населения летом традиционно повышается за счет выработки витамина D.